Для тех, кто свалился с Луны

Авторы:Желнин Дмитрий
Издание:Аргументы и Факты в Удмуртии
Дата (номер):1993. - 28 января.- №4
Размещено:24 августа 2016

«Сегодня я снова пою, пою для тех, кто свалился с Луны…»

Ушедший год не прошел даром для тех, кто свалился с Луны (читай: поклонников отечественного рока). Хотя бы потому, что Шевчук провел-таки своё турне «Черный пес Петербург», а доктор Кинчев выпустил свой новый диск, одноименный названию этого материала.

Рок-музыка — материя тонкая, поэтому, чтобы не ошибиться в оценке ее современного положения, я решил опереться на мнение эксперта. Закономерно, что со всеми своими вопросами я обратился к Владимиру Лучникову.

— Владимир, как вы считаете, какие рок-исполнители работают сегодня наиболее качественно?

— Лидирует, безусловно, Шевчук. Прекрасный альбом выпустил Макаревич, очень красивый и чисто выполненный. Никогда нельзя забывать и о Борисе Гребенщикове с его АКВАРИУМОМ. Все они сейчас становятся мягче, исчезает грубость.

— Вам кажется — грубость недопустимa в музыке?

— Рок — необычная, умная, эмоциональная музыка. Поэтому грубость местами не только допустима, но и необходима. Иначе не скажешь того, что хочешь сказать. Но она не должна стать основной идеей, как у СЕКТОРА ГАЗА, с его матом и пошлыми анекдотами.

— Сейчас принято проводить аналоги с американскими группами. Наша и их рок-музыка схожи? Или это несравнимые величины?

— Очень даже сравнимые. Это связано с тем. что судьбы рок-музыкантов довольно схожи. Они поют об одном. А недавно в США появилось новое направление рок-музыки. Это grunge rock. Его исполняют — NIRVANA, PEARL JAM…

— Вопрос, который волнует меня более всего. Что вы думаете о новом диске Кинчева «Для тех, кто свалился с Луны»?

— Сожалею, но я его не слышал.

— В таком случае, я возьму на себя смелость поделиться с читателями своим мнением об этом диске. Во-первых, альбом неплохо оформлен. О многом говорит эпиграф из Германа Гессе: «Только для сумасшедших! Плата за вход — разум». А еще вот такая текстовочка: «Тем, кому полнолуние наполняет сердца тоской о потерянной родине и гонит из санных домов в ночь, чистую, трепетную, вечно юную ночь. Вам цветы — не от мира сего. Вам, упавшие с Луны братья и сестры, обращаю я слово свое! Я проведу вас тропой тайны, где на лесных полянах из трав заповедных готовят напиток любви седые колдуны; где берегами рек блестят костры и звенит смех простоволосых девушек; где раз в году, налитый соком, лопается красным всполохом цветок папоротника; где ветер, разгоряченный бешеной пляской, срывает с хороводов одежды и делает танец простым и свободным; где любовь — это только воздух. Воздух — это верхушки деревьев, да сабли рек где-то там далеко-далеко внизу; где ты — это я. Я — это ты. Там, только там — мы вместе!»

Не правда ли, сильно? От этих строк пахнет пряным запахом свободы. И в песнях альбома это отчетливо чувствуется.

Рок был призван бороться с любыми формами несвободы, поэтому в конце восьмидесятых в нашей стране заговорили о кризисе рока, как музыкального течения. И действительно, такой обвальной популярности рок-исполнителей, как в восьмидесятые, сегодня не наблюдается. Рок жив, он по-прежнему наиболее популярен в студенческих кругах, но он не владеет умами, как тогда. Многие рок-группы выпускают диски, составленные из перемикшированных старых песен. Их, конечно, кто-нибудь купит, но погоды они уже не сделают. Владимир Лучников считает, что сегодня никто не выражает эпохи, как когда-то это делал БГ, многие её еще не почувствовали. Да, я согласен, та волна прошла. Но и о кризисе рока говорить тоже нельзя. Появляются новые группы, новые работы. Тот же Костя Кинчев сказал однажды: «Рок не может переживать кризис. Потому что он метафизичен, как душа. Да, собственно, рок-музыка — это и есть состояние души.»

И сдается мне, что гребень следующей волны уже висит над нашими головами. А оседлал его черно-красный монах, поэт и лицедей Кинчев: «Наш дух — воздух, нам ли с тобой не петь!»

articles_00033_1