Михаил Борзыкин: «Для меня и музыка и текст находятся в абсолютной гармонии»

Авторы:Кошкарова Светлана
Издание:Субботняя Газета (Курган)
Дата (номер):???
Размещено:1 сентября 2016

О группе ТЕЛЕВИЗОР еще лет 5 назад многие говорили как о настоящей рок-сенсации, как о самой революционной группе в стране, переживающей пик популярности групп социального рока. По дерзости и бунтарству они обошли даже АЛИСУ, произведя эффект разорвавшейся бомбы на IV фестивале ленинградского рок-клуба в 1986 году. Их песенный призыв «Выйти из-под контроля» всерьез напугал тогда многих функционеров от культуры. Да что там функционеров — даже коллеги по рок-сцене и те посчитали такую дерзость опасной в плане последующих «рок-репрессий».

Но время все меняет, и после «Отечества иллюзий», известнейшего альбома ТВ 1987 года, группе подобного же успеха достичь уже не удавалось. Виной тому, видимо, были постоянные смены составов, периоды распадов и полураспадов. И вот, после недавнего нового воскрешения, ТЕЛЕВИЗОР — участник екатеринбургского фестиваля «Рок-Арсенал», на котором мне и удалось побеседовать с Михаилом Борзыкиным, неизменным лидером группы.

— Миша, с каких пор ты начал свой путь в музыку? И когда ты понял, что рок — это твое?

— Вообще-то музыкой я занимаюсь достаточно долго — лет с восьми. В ту пору бабушка определила меня в музыкальную школу по классу фортепиано. Поскольку ходил я туда не по своему желанию, то и особой любви к занятиям музыкой я тогда не испытывал.

Роком же по-настоящему стал интересоваться в 8-9-м классах. Начиналось все это с увлечения музыкой БИТЛЗ, МАШИНЫ ВРЕМЕНИ…

— ТЕЛЕВИЗОР долгое время лихорадило с составом. А нынешний состав группы можно назвать стабильным?

— С уверенностью этого сказать нельзя. Группа до сих пор находится в стадии формирования. Практически два года группа не выступала, не давала концертов. И я вообще удивляюсь, что нас сюда пригласили, что нас еще помнят. Причины же распадов чаще кроются в том, что люди не всегда притираются друг к другу, да и я — человек довольно требовательный…

— Это, наверное, твой главный недостаток?

— Мой основной недостаток в том, что я, мягко говоря, бываю очень несдержан.

— У Михаила Борзыкина на нашей рок-сцене сложился имидж бунтаря-одиночки. То есть, ты никогда не бросал клич «Мы вместе!», речь скорее шла от своего лица и о себе. Ты по своей природе индивидуалист?

— Во-первых, только не бунтарь. Так называли меня в прессе различные рок-критики, упирая на политическую сторону песен. Вообще-то меня всегда раздражало и обижало то, что эти критики считали нас группой, пишущей исключительно политические тексты, отказывая нам в праве на музыкальность. Между тем, для меня и музыка и текст находятся в абсолютной гармонии, и то, что рок-критики не замечали музыкальную сторону группы, говорит лишь об их уровне музыкальной образованности. А что касается моего характера, то скорее всего я действительно индивидуалист.

— Но у ТЕЛЕВИЗОРА тем не менее нет чисто лирических песен, так называемых «песен о любви»…

— Нет, почему же? Вот в нашем альбоме «Дым-туман», выходящем через 2 месяца, есть песня исключительно о любви — «Я у вольных, у ворот»…

— Миша, а в наше время у тебя не возникает желания написать песню по типу «3-4 гада» и посвятить ее нашему правительству?

— Нет, сейчас не возникает. Я вообще считаю, что мы пришли к естественному своему состоянию. То есть наша страна возвращается к пещерным временам, к превращению человека в обезьяну, к тому, к чему все собственно и двигалось. Думаю, так оно и должно было стать. Единственное, что радует — то, что теперь уже никто не прикрывается лозунгами о светлом будущем, о построении коммунизма. Эта жизнь меня, конечно, ломает, раздражает, но я понимаю, что наша страна идет к тому, к чему давно движется все остальное человечество.

— На сцене ты производишь впечатление очень спортивного, сильного человека. Ты занимаешься спортом?

— Специально нет. Обыкновенная гимнастике, закаливание, т.е. я стараюсь, конечно, поддерживать спортивную форму.

— Ты известен еще и как человек, достаточно критически относящийся к любым рок-авторитетам. И все же нравится ли тебе кто-либо из современных исполнителей, коллег по рок-сцене?

— Очень нравится НАСТЯ — интересная, самобытная группа. Люблю АЛИСУ, но только когда они в форме…

— Борзыкин противостоял не только официозу, но и в самой рок-тусовке, по-моему, он был как-то особняком…

— Да, я не принимаю многого из того, что было и есть. Мне не нравятся эти совместные пьянки, я привык больше внимания уделять музыке, а не тому, что ее окружает. Возможно, поэтому и меня многие не воспринимали…

— Сейчас достаточно много книг выходит о самых разных группах. Иногда в роли биографов выступают сами музыканты, иногда рок-журналисты. По поводу ТЕЛЕВИЗОРА нет никаких задумок?

— Нет. Сами мы не пишем книги, да и смысла в этом не видим. А чтобы о нас писали известные рок-обозреватели, так это опять же надо ходить у них в друзьях, с рок-критиками нужно вместе пить.

— Есть также мнение, что для рок-музыкантов сейчас только два способа существования: уход в подполье («назад в подвалы») или же продаться шоу-бизнесу. Твой выбор и твое мнение по этому вопросу?

— Я лично так не думаю. По крайней мере, за ТЕЛЕВИЗОР я могу сказать, что мы не продавались и продаваться не собираемся. Хотя и у меня возникают мысли и сомнения по этому поводу. Иногда чувствую: «вот эту грань перейти нельзя». То есть всегда подсознательно понимаешь грань допустимого, инстинктивно чувствуешь, где будет «продажа», а где — нет. Группы в подполье тоже есть и будут существовать, но мы это уже переросли. И в то же время мы хотели бы остаться независимыми ни от кого.

articles_00052_1