Не превращать в «запретный плод»

Авторы:Духин Б.
Издание:Аргументы и Факты
Дата (номер):1986
Размещено:10 ноября 2016

В течение многих лет одним из наиболее популярных в молодежной среде остается вокально-инструментальный ансамбль МАШИНА ВРЕМЕНИ. Наш корреспондент Б. Духин встретился с руководителем ансамбля А. Макаревичем. Их беседа началась с вопроса о слухах, распускаемых «радиоголосами», по поводу гонений, которым якобы подвергается этот ансамбль.

КОРР. Не так давно прошел слух о том, что ансамбль МАШИНА ВРЕМЕНИ разогнан…

МАКАРЕВИЧ. Подобного рода «сообщения» не единичны. Полтора года назад в английской газете «Таймс» появилась заметка, где было сказано буквально следующее: «Группе МАШИНА ВРЕМЕНИ официально запрещено выступать по радио и телевидению после того, как они исполнили песню собственного сочинения «Мы — за солидарность». Это название можно истолковать как «Мы — члены «солидарности». Прочитав эту заметку, я через Агентство печати «Новости» направил письмо ее автору, корреспонденту «Таймс», в котором высказал свое возмущение по поводу этой «информации». Содержание песни не имеет ничего общего с тем, что в ней «увидел» западный журналист. Инсинуации в адрес нашего ансамбля вызваны, на мой взгляд, стремлением буржуазной пропаганды буквально из ничего изготовить очередную антисоветскую «утку».

КОРР. В числе лучших песен вашего ансамбля называют такие, как «Поворот», «Скворец», «Первая свеча». Почему вы исполняете песни только собственного сочинения?

МАКАРЕВИЧ. Дело в том, что мы никогда не были ансамблем-исполнителем. Было бы странным, скажем, ждать от Окуджавы исполнения песен Френкеля. Правда, вкусы слушателей не всегда совпадают с нашими: далеко не все песни, которые нам кажутся удачными, находят у аудитории отклик.

КОРР. Рок-музыка — музыка громкая, часто переходящая грань, за которой нормальное, полноценное осмысление уже невозможно. За это ее часто и справедливо критикуют. Не является ли чрезмерная громкость тем первичным элементом, без которого рок-музыка вообще не может существовать?

МАКАРЕВИЧ. Динамический запас необходим любой музыке. Что же касается рок-музыки, то она эмоциональна, исполняется на высоком уровне экспрессии. Это в ее природе. Однако чрезмерная громкость звучания некоторых ансамблей объясняется часто просто плохим вкусом музыкантов. Я знаю случаи, когда за грохотом пытаются скрыть недостатки самой музыки. С другой стороны, грохот порой создает и некачественная аппаратура. Хорошую аппаратуру купить практически негде. А импортной, очень дорогой и приобретаемой на валюту аппаратурой Министерство культуры СССР обеспечить всех желающих не в состоянии. Мы очень благодарны министерству: оно предоставило в наше распоряжение первоклассную современную аппаратуру. Однако многие ансамбли этим похвастаться не могут. Многое зависит и от уровня подготовки звукорежиссера, обслуживающего ансамбль. В прошлом году при ГИТИСе впервые были открыты курсы, готовящие специалистов данной профессии. Теперь можно надеяться, что положение изменится в лучшую сторону.

КОРР. Западная рок-музыка — явление пестрое, неоднозначное. В ней островки настоящего искусства сосуществуют с океаном продукции так называемой музыкальной индустрии…

МАКАРЕВИЧ. Согласен с вами. В зарубежной рок-музыке множество направлений. Это и абсолютно бездумная коммерческая музыка, которая конвейерным способом производится специально «для пятнадцатилетних», вернее, для ног. Она не несет в себе никакой информации, кроме двигательной. Не знаю, возможно, такая музыка и нужна: раз в неделю пойти в дискотеку и там попрыгать. Я не сторонник такой музыки и тем более ее производства. С другой стороны, есть очень интересная, на мой взгляд, оригинальная музыка, содержащая в себе серьезные философские размышления о жизни, об окружающем мире. Как правило, она не имеет там большой популярности. Надо сказать, что на Западе с помощью рекламы создается искусственная популярность тем или иным исполнителям или ансамблям. Их попросту навязывают потребителю. Причем делают это умело. Так, стал популярным Боб Марли. И тут же все заиграли в стиле регги. Появится какой-нибудь популярный электронщик — и все начинают «строится» под него. В этом смысле я очень не люблю «итальянцев», хотя они пользуются у нас огромной популярностью. Конечно, напевная итальянская музыка близка нам своей мелодичностью. Но ведь та продукция, которую предлагают потребителю десятки итальянских ансамблей, удивительно однообразна! Кем-то найден особый, «итальянский» колорит, и 9/10 всех их ансамблей играют, по сути дела, одно и тоже. У меня сложилось впечатление, что на фестивале в Сан-Ремо в условиях конкурса предусмотрено написание песен лишь на 4 «дежурных» аккорда. А уж если кто-то включил в песню и пятый — это автоматически первое место.

КОРР. Недавно я ознакомился с письмом американца Дж. Коэна, написавшего о ярком впечатлении, которое на него произвел советский рок-ансамбль Стаса Намина. Раньше он, находясь под влиянием американских средств массовой информации, считал, что рок-музыка в СССР находится чуть ли не под запретом, что настоящих музыкантов этого направления в нашей стране нет. Упомянутый ансамбль — явление не единичное. Есть же и другие ансамбли такого уровня…

МАКАРЕВИЧ. И среди них — ДИАЛОГ, АВТОГРАФ, ДИНАМИК, эстонский МАГНЕТИК БЭНД… Очень интересен, на мой взгляд, ансамбль АКВАРИУМ, со своим оригинальным лицом. Хотя этот коллектив периодически резко критикуют в печати, я убежден, что часть его «критиков» не была на концертах ансамбля. Подобная «вивисекция», как правило, дает прямо противоположный результат. Раньше мало кто знал ЗООПАРК или ПРИМУС. Стоило в прессе появиться нескольким разгромным статьям, как многие кинулись доставать пленки с записями этих групп. Между прочим, за подобную «рекламу» в той же Америке ансамбли бы заплатили большие деньги. По моему глубокому убеждению, если бы всем этим группам предоставили площадки для выступлений, как это делают в других социалистических странах, не делали бы из них «запретного плода», через 2-3 недели люди бы сами, без подсказки, разобрались, что из себя представляют эти «ансамбли» на самом деле и просто перестали их слушать.

В то же время хорошо бы помочь молодежи разобраться, «что такое хорошо и что такое плохо». Устраивать регулярные телепередачи о советской молодежной музыке, дать возможность сравнить. Ведь сейчас, по моим наблюдениям в ходе поездок по стране, интерес к отечественной рок-музыке у молодежи резко возрос. И наша задача — укрепить этот интерес.