КАЛИНОВ МОСТ не всякий перейдет

Авторы:Калинова А., Монахов А.
Издание:Комсомольская Правда
Дата (номер):1993. - 22 мая
Размещено:28 ноября 2016

КАЛИНОВ МОСТ несколько лет назад считался одной из наиболее интересных команд отечественного рока. Говорили об «удивительном сплаве настоящего ритм-энд-блюза с чисто русским фольклорным началом». С тех пор группа выпустила три пластинки, первая — «Выворотень» — была очень хорошо принята, последующие же две — «Узарень» и «Дарза» — обнаружили, на наш взгляд, малое количество новых идей.

Но если вдруг вы, уважаемый читатель, подумали, что перед вами интервью, — не верьте глазам своим, потому что это совсем другой жанр. Приблизительно его можно назвать «допросом коммуниста». То ли мы не те вопросы задавали, то ли Ревякин был не в настроении, а скорее всего — звезды не так на небе стояли. Впрочем, после «усушки и утруски» игра в вопросы-ответы приобрела, кажется, некоторый смысл.

— Вы сейчас какой группой считаетесь: московской, новосибирской?

— Космической.

— Федоров тебя случаем не интересует?

— А кто такой Федоров?

— Почему вас не видно в центре на больших концертах?

— Это не от нас зависит, куда зовут, там играем. Но мы уже, наверно, будем играть в конце мая в Москве. В Лужниках.

— Думаешь набрать стадион?

— Спокойно. Мановением руки.

— Тебя упорно записывают в славянофилы, как ты к этому относишься?

— Не знаю, что такое славянофильство.

— Ты никогда не задумываешься над такой концептуальной вещью, как место рока в культуре?

— Не задумываюсь. Мы занимаемся музыкой, музыкой, близкой к академической, классической, а никаким не роком. Ваше дело, критиков, называть это роком, фолком, славянофильством. Мы занимаемся эпосом для будущей нации. Когда она появится — это неизвестно. Но появится обязательно. И им будет все понятно, и вопросов они не будут задавать, для кого это и зачем.

— Как ты относишься к тому, что газета «День» и прочие патриотические издания выдвигают тебя вместе с Егором Летовым на роль молодежных духовных лидеров русской нации?

— Не знаю, как к этому относиться… Положительно, наверное. Вот я узнал сейчас об этом, и мне приятно.

— Как ты вообще себе представляешь будущее русской нации?

— Это отдельный разговор. В двух словах тяжело рассказать.. Красивые женщины и мужчины рожают здоровых детей, поют им песни. Дети общаются с природой, родители тоже. Это будущее.

— Будет ли там какое-то место для Бога?

— Конечно, будет.

— Для ЭТОГО Бога?

— Для этого — не будет.

— Кинчев однажды заметил, что у тебя есть тяготение к энергии со знаком минус…

— Ну это же Кинчев сказал.

— Ты не находишь у себя достаточно сильных соприкосновений с Моррисоном?

— Это вообще вещи несравнимые. Моррисон вырос в другой стране на голливудских пляжах, дышал другим воздухом, видел других людей. Он знал, что делал, все было просчитано.

— Насколько в том, что ты делаешь, существует сознательный расчет?

— Я вообще не считаю никогда. Кроме того, интуиция и разум определяют одно и то же.

— Не кажется ли тебе, что от пластинки к пластинке ваша музыка становится все умозрительнее, разумнее?

— Нет, не кажется. Мы делаем свое дело, ваше дело догонять, если ноги еще есть, а если нет, стоять и думать: «М-да, холоднее стала музыка».

— Как ты относишься к теории сверхчеловечества?

— Хорошо отношусь.

— Если кто-то встанет на твоем пути в ходе создания твоего нового русского эпоса, что сделаешь?

— Я его повергну.

— Но, может быть, у него есть ноги и та же сила и он уже догнал тебя, но не принял.

— Ну пожалуйста.

— Ты себя любишь?

— Ну а как же? Боготворю.

— Вряд ли многие осмелились бы сказать о себе так…

— Ну это они просто стесняются.

— Кроме Ницше, ты каких философов ценишь? Для тебя есть ориентиры в этой области?

— Да. Отец мой.

— Как он относится к тому, чем ты занимаешься?

— у нас хорошие отношения. Он не знает, чем я занимаюсь.

— КАЛИНОВ МОСТ начинался как способ протеста против чего-нибудь или как что-то иное?

— Ну КАЛИНОВ МОСТ давно уже начался. Просто нам выпала честь нести этот символ, это название, этот образ дальше.

— 1984 год, который называется как начало группы…

— Не знаю, может быть.

— КАЛИНОВ МОСТ, по мифологии, место, где встречаются русский воин и некая нечисть. Ты сознательно выбирал это название?

— Это не я выбирал, это моя жена выбирала.

— Ты ощущаешь себя мостом во время поединка между добром и злом?

— Я ощущаю себя тем самым русским воином.

— И на чьей стороне сейчас перевес?

— На нашей конечно. Всегда был на нашей стороне.

— Тогда почему до сих пор бой не кончен?

— А он никогда не кончится. Мир так устроен, на противостоянии. Я хочу сказать, что терять мужество, предаваться развлечениям и разлагаться очень легко. А сохранять свое достоинство, отдавать себе отчет в том, что ты делаешь, — это довольно сложно. Дело в осознании своих действий и неосознании. Вот между этим и идет противостояние.

— Какие люди тебе ближе?

— Крестьяне. Люди, которые что-то умеют делать.

— КАЛИНОВУ МОСТУ еще долго жить?

— Века.

articles_00123_1