Крик моды за трешницу

Авторы:???
Издание:Тюменский Комсомолец
Дата (номер):1968. - 14 июня
Размещено:7 февраля 2017

Песня и стих — это бомба и знамя и голос певца поднимает класс.

— ДО КАКИХ ПОР мы будем говорить о Евтушенко, Вознесенском где угодно, только не на молодежных вечерах, диспутах, собраниях? — примерно так сказал первый секретарь Тюменского горкома ВЛКСМ, выступая на недавнем областном комсомольском активе.

Ясно, что Сергей Великопольский имел в виду не только творчество названных поэтов. Мы почти не говорим о современной поэзии, литературе, о современной музыке. Хотя вряд ли нужны доказательства: тяга ко всему новейшему у молодежи была сильна во все времена.

К чему ведет диспропорция интереса и возможности получить информацию? Сведения берутся часто не из первоисточника. И сама информация может оказаться не той или без необходимого комментария.

…Юрий Белкин «открыл» современных бардов через «фарцовщиков», тех, что промышляют у иностранцев то порнографию, то нейлоновые панталоны и из-под полы спекулируют этим «добром». Среди предметов «импорта и распродажи на внутреннем рынке немалую толику занимают модные записи разных там западных «хиппи» и див. Как свидетельствуют вполне официальные источники, «король джаза» Белкин выполнял неблаговидную роль «бизнесмена» с 1962 года. Он переписывал пересылаемые ему по почте «шедевры» на пластинки, магнитофонные ленты и сбывал дальше по три рубля за штуку.

Будучи пойманным за руку, он авторитетно заявил, что «хиппи» в Тюмени теперь не в цене, что на рынке их потеснил другой товар — определенного сорта опусы некоторых современных «бардов» и «менестрелей».

ИЗВЕСТНО, что в целом творчество бардов явление сложное я довольно пестрое. Часть их произведений по праву вливается и общее песенное половодье, а другая отсеивается, остается «песня для себя», для узкого круга. Эта часть песен и сочинялась-то порой для забавы, без всякой претензии быть песней для всех. А есть и такие, что сочинялись и исполняются — это уже зависит от вкуса — на полнейшем серьезе и с упоением. Пел же ведь кто-то когда-то, скажем, такое:

Увы! Куда ни покажуся,
Родные гонят прочь меня.
Пойду я в море утоплюся,
Пускай несет меня волна…

Пели еще, например, такую лакейскую песню: «Что за славная столица, развеселый Петроград». Несколько лет назад отшумел по городам и весям сердцеед «Мишка». Все это благополучнейшим образом отметается, забывается и служит потом лишь курьезным примером известных запросов известного времени.

У многих нынешних песен бардов похожее будущее. Вообще говоря, эти песни можно долго и тщательно делить по качеству, жанрам, по назначению. Тут есть песни грустные и забавные, песни-шутки, баллады, притчи, пародии. Белкин же выбрал для своего бизнеса песнопения, рядом с которыми дребедень, достойная нэпмановских граммофонов, покажется классикой. Нам скажут, что песни, мол, тут ни при чем, что спрос рождает предложение, а спекулянту в сущности все равно чем спекулировать — были бы деньги. Да, это верно, пожалуй. Мы не согласны лишь с тем, что песня тут уж совсем ни при чем. Песни, в которых воплощена душа народа, народ поет и любит. Они, песни эти, не знают границ и не нуждаются в услугах Белкина и К.

А вот через Белкина, по одному каналу с заморскими панталонами, идет сорт творений, который прилюдно, как и панталоны, показывать не заведено. Словом, они нашли достойный их способ распространения и потребителя.

В отдельных случаях эта песня идет на бульвар. Да и как идет!

Смотрим недавно — фланирует по Тюмени заросший отрок в немыслимых клешах. По швам бубенцы. На животе — портативный магнитофон и, простите, песни. Про «халяву рыжую», «Нинку-наводчицу»… Парнишка млеет от сознания новомодности и интереса прохожих к себе, не замечая, что интерес-то примерно того же порядка, что к экспонату в паноптикуме «женщина с бородой». Парнишка уверен, что не продешевил, отдав за ролик трешницу. Ему гораздо важнее быть носителем «моды» и щеголять ею, чем понимать, ЧТО эта мода с собой несет.

Конечно же, зрелому человеку на дух этих песен не надо. А если он их и прослушает раз-другой, то к нему они не пристанут. Для поклонения этому творчеству нужна особая почва. И вот волосатый отрок их принял как откровение, как крик моды, и, самое худшее, эти творения становятся вольно или невольно частью его идеологии, вкусов, запросов.

Это явление — песенное хулиганство — не безобидно. В нем, если хотите, отражен один из способов духовного разложения молодежи.

НЕДАВНО в Тюмени, на судостроительном заводе, где работает «король», состоялся вечер городского комсомольского актива «И в музыке есть политика».

Его участникам было предложено прослушать ряд изъятых у Белкина песен в магнитофонной записи.

«МАРАЗМ» — таково было общее мнение о прослушанном.

Где же, спросили выступавшие, на каком дне наскребли барды эту «лексику» — «стерва», «тюряга»; эти «образы» (все та же «Нинка-наводчица», «халява рыжая», ухари пошляки) людей с социальными да и клиническими отклонениями от нормы.

К ним примыкает другой тип героя, который метит чуть ли не в правдолюбцы, в оценщики моральных ценностей нашего строя. Этот подался ни много — ни мало в певцы социальные. Ему наша жизнь представляется психолечебницей, а идеалы ее — миражем. Мораль:

…рассказал бы Гоголю
Про нашу жизнь убогую,
Ей-богу, этот Гоголь бы
Нам не поверил бы.

Выход из этого одни барды видят в призыве к неким варягам: «Спасите наши души». Другие считают, что лучше «лечь на дно, как подводная лодка, чтоб не могли запеленговать». С чьего это голоса? Даже враждебные нам радиостанции и газеты все чаще воздерживаются от таких приемов. Эти же песни-сплетни, песни-пасквили, в которых секс, индивидуализм, глумление над человеком смешаны с махровой антисоветчиной, распространяются, по существу, свободно. Вот до чего доводит отдельных бардов отсутствие творческого и идейного контроля. В таких песнях нет ни грана правды, принципиальности.

Большую, пусть даже горькую, правду можно и должно высказывать открыто и прямо — средств для этого предостаточно. Можно и должно, однако для этого надо иметь за душой гражданское мужество, зрелость, глубокую убежденность. И самое главное — надо иметь, что сказать, что спеть людям.

На вечере выступили инженеры, рабочие, студенты, творческая молодежь. Они со всей прямотой сказали:

— За «творчеством» отдельных бардов нет ничего, никакого общественного мнения. Кто им дал право судить о народе и обращаться к нему?

Вечер показал, что пришла пора во весь рост встать на борьбу с безвкусицей, пошлостью, аполитичностью.

С ЧЕГО начинать? Может, с анализа того, что привлекает молодых в сомнительного качества музыке? Как сказал один из выступающих: «поискать, на чем нас покупают, представить эту песенную якобы смелость в истинном виде». И главное, над чем необходимо задуматься: что мы предложим взамен? Вечер поставил этот вопрос. Комсомольский актив пока не был готов на него ответить. А думается, не случайно Белкин «возник» на предприятии, где уже два года не могут найти пропагандистов, где все это время политической учебы практически нет.

Но это, в конце концов, разговор не только одного вечера. Нужны встречи, творческие, в разной обстановке, разговоры по существу. Нужно дать отпор тем, кто портит песню, кто подменяет ее дурно пахнущим суррогатом.

Источник: http://vysotsky.ws