Рок-клуб: право на эксперимент

Авторы:Волос В., Островская О.
Издание:Знамя Прогресса
Дата (номер):1986. - 7 июля
Размещено:30 марта 2017

«В начале июня в ДК «Невский» проводился фестиваль самодеятельных рок-групп г. Ленинграда. Попасть туда было практически невозможно, как, впрочем, и на «отборочные» концерты к этому фестивалю, проходившие в рок-клубе на улице Рубинштейна. В ДК нашего объединения в устном журнале «Перекресток» выступало несколько коллективов — «Кофе», «Тамбурин», «Странные игры». Но это не позволяет составить полкой картины молодежной музыки в нашем городе, которую сегодня во многом определяют именно так называемые самодеятельные коллективы. Остается судить лишь по записям, не всегда хорошим, к тому же, порой «анонимного» исполнителя. Хотелось бы узнать из газеты побольше о лучших ансамблях июньского фестиваля, об основных направлениях их творчества, о стоящих перед ними проблемах».

Л. ОСТРОМУХОВ, монтажник радиоаппаратуры и приборов, 64-й цех.

Можно ли играть на рельсе? Можно ли музыканту светящейся автодорожной краской разукрашивать себе штаны? Можно ли выходить петь на сцену в арабском бурнусе и высоких черных сапогах? С 1981 года это и многое-многое другое стало возможным в рамках первого в стране ленинградского рок-клуба. Молодым музыкантам дали право на эксперимент. Теперь быть оригинальным не возбранялось, и даже — в присутствии публики. У искателей новых форм появились авторитетные судьи в лице жюри просмотров и концертов. А также почитатели, причем, не только из числа их друзей и знакомых. Популярный «Музыкальный ринг», где язвительные молодые люди в очках и узких галстуках получили возможность на глазах у многомиллионной телеаудитории допекать каверзными вопросами новаторов, подлил масла в огонь: интерес поклонников рока к новому явлению возрос.

Интерес этот быстро стал всеобщим. И вот уже во Владивостоке меломаны приглашают друг друга не на «свежий» ДЮРАН-ДЮРАН, как бывало, а на АКВАРИУМ. А в Геленджике привокзальная студия звукозаписи торгует рок-н-роллами ЗООПАРКА. Социологи отмечают в 90-х годах небывалый бум популярности среди юных слушателей музыки ансамблей, не тарифицированных филармониями, то есть фактически непрофессионалов. И вот эти самые любители со своими не всегда отвечающими взыскательному вкусу сценическими кунш-тюками, полные «завиральных идей» и бьющей через край эксцентрики, теснят по части симпатий среди молодежной публики не только фаворитов фирмы «Мелодия», но и прежних кумиров с ненашими именами и артистическими кличками.

Наверное, было бы слишком просто объяснить этот любопытный и странный феномен дурным вкусом потребителя, как это поспешила сделать одна часть критиков-специалистов. И уж совсем ошибочно — пытаться не обращать на него внимания вовсе и делать вид, что молодежь по-прежнему ждет — не дождется нового диска ПОЮЩИХ СЕРДЕЦ и засыпает редакции просьбами увеличить тиражи пластинок Льва Лещенко. Давно уже замечено: то, на что сознательно закрываем глаза мы, преподносится в искаженном свете нашей юной аудитории через враждебные радиостанции.

Не случайно вокруг концертов в рок-клубе на Рубинштейне завертела антисоветскую карусель буржуазная пресса (о чем сообщала недавно «Ленинградская правда»), перетолковывают на свой лад информацию о «рок-волне» на берегах Невы «Голос Америки» и особенно Би-би-си устами записного антисоветчика «Севы Новгородцева». По логике западных комментаторов, мы чуть ли не собственных врагов пестуем своими руками. Искать псевдопротиворечия в советской культуре и противопоставлять в ней интересы молодежи интересам народа — старый метод буржуазной пропаганды, разоблаченный самой жизнью. И мы не станем тратить время на еще одно опровержение. И все же: в чем секрет популярности и взлета самодеятельного рока, характернейшей черты современной музыкальной молодежной культуры? Что он несет молодежи — какую музыку и какое слово?

Четвертый по счету смотр-конкурс любительских ансамблей г. Ленинграда, название которого его участниками и зрителями было тотчас превращено в «Рок-фестиваль-86», если и не дал ответов на все вопросы, то по крайней мере — на большинство. Почему именно нынешний конкурс? Потому что он отметил собой этап зрелости клуба, который теперь представляет собой вполне сформировавшееся хозяйство — со своей материальной базой, организационными приемами, «сектором печати», фотослужбой. Сложился костяк из примерно полусотни коллективов с более чем 400 исполнителями. Строже стал отбор дебютантов, возросли требования и к новичкам, и к старожилам. На сцену ДК «Невский» выходил не всякий, кто захочет, а тот, кто добился определенного уровня в мастерстве исполнения, прошел сито отборочных концертов. В жюри были представлены Союз композиторов, руководящие ведомства культуры города. То есть пора льготных, со скидкой на незрелость оценок прошла. Если в прошлые годы вроде было как-то неловко предъявлять высокие требования к младому детищу Дома самодеятельного творчества, то пятилетний стаж уже давал право отказаться от авансов на будущее.

Жюри отметило семь коллективов. Их первая, бросающаяся в глаза общая черта — непохожесть друг на друга. И не только за счет бойкости причесок и нарядов. Каждый стремился говорить своим языком и не петь с чужого голоса даже тогда, когда своего не вполне доставало, как, например, лидеру ЗООПАРКА Михаилу Науменко. Впрочем, получивший специальный приз «За прекрасную верность классическому року», этот искушенный музыкант-любитель ввел в состав вокальный дуэт, который поднял тонус традиционных рок-н-роллов ЗООПАРКА. Песня «Иллюзия» вошла в число лучших песен конкурса.

Случайно или сознательно, но практически все участники фестиваля стремились избежать шаблонности, стереотипности. А как подводит даже эстрадных исполнителей с прекрасными голосами повторяемость, затверженность песенных фраз! Им в конце концов перестают верить и обращают свои симпатии к текстам не столь внятно слышимым, но уж по крайней мере искренним, как и происходит в случае с ЗООПАРКОМ. Если прибегнуть к цитате из АКВАРИУМА — другого лауреата конкурса — то М. Науменко «строит аккорд из того, что он видит вокруг». Верно подмеченные черточки городского быта, самоирония, гротескные зарисовки привносятся в музыкальную стилистику и с радостыо узнаются аудиторией, которая прощает во имя этого узнавания несовершенство вокала и шероховатости текста.

Открытием конкурса стал ансамбль АУКЦИОН (руководитель Олег Гаркуша), строящий свое выступление в форме озорного бурлеска. Эмоциональный, оптимистичный тон их мини-концерта будто напомнил сидящим в зале, что рок-музыка может быть веселой, поднимать настроение. Ритмичный, негромкий стиль «ска» не заглушал свежего голоса С. Рогожина, который был признан лучшим вокалистом фестиваля.

Новая группа АВИА, в которой заняты бывшие участники СТРАННЫХ ИГР А. Рахов, Н. Гусев и А. Кондрашкин, порадовала добротной инструментальной работой, в которой звуковое богатство современной электронной музыки не превращалось в демонстрацию технических возможностей, оживлялось оригинальными мелодиями. Не могут не привлекать огромное трудолюбие и виртуозность ударника А. Кондрашкина, который, помимо АВИА, выступил еще с двумя ансамблями ДЖУНГЛИ и ОБЪЕКТ НАСМЕШЕК. Его игра объясняет еще один секрет популярности лучших образцов «самодеятельного рока» — за ним стоит работа до седьмого пота, самоотдача.

В век фонограмм избалованные вниманием ТВ «звезды» эстрады зачастую предпочитают не выкладываться, и потому обратные примеры невольно вызывают уважение. Как, скажем, названные в числе лучших инструменталистов А. Отряскин, А. Мягкоступов и И. Тихомиров из группы ДЖУНГЛИ, удивившие отточенной техникой, слаженностью, экспрессией. В их композициях ощутимы ритмы большого города, многоголосого, порой агрессивного. Ткань музыки — натянутая, плотная, без пауз и проходных мест — держит зал в напряжении. Как в лучших композициях остальных лауреатов — групп АЛИСА и МОДЕЛЬ — мы угадываем здесь знаки нашего нервного, стремительного времени. Это у ДЖУНГЛЕЙ «запел» рельс, металлические треугольники, что придало новые краски звучанию. И оригинальность в поисках новых средств музыкального выражения можно только приветствовать.

Примечательно в этом отношении выступление АКВАРИУМА, получившего «Большой приз» смотра-конкурса. Не случайно А. Вознесенский назвал этих музыкантов «звуковыми внуками Заболоцкого». Как и для известного своими опытами со словом советского поэта, для АКВАРИУМА за 14 лет его существования главным было движение от уже найденных и вроде бы гарантирующих удачу форм творчества к неосвоенным, незнакомым, а потому таящим риск неудачи музыкальным стилям. У Б. Гребенщикова и его коллег даже в рамках одного концерта можно обнаружить и ностальгические джазовые мотивы, и влияние восточной мелодики, и отзвуки городского романса. Кажется, для них нет тайн в рок-музыке. Но так склонен считать кто угодно, только не сами музыканты, постоянно открывающие для себя, а значит и для слушателей, неизвестные области мира звуков. Новая встреча с АКВАРИУМОМ еще раз подтвердила старую истину: авторитет в музыкальном сообществе не на пустом месте вырастает. Надо делать свое дело добротно и талантливо, и тогда статус любительства не помешает завоевать признание со стороны профессионалов. С тем же АКВАРИУМОМ, например, охотно сотрудничает пользующееся европейской известностью джазовое трио В. Ганелина.

В целом, как кажется, профессиональные работники эстрады могли бы извлечь предметный урок из июньского фестиваля любителей. Очевидно, что популярность у молодежи лучшие самодеятельные группы завоевали отнюдь не потакая дурному вкусу, а прежде всего добротной игрой. Так же ясно, что «кризис жанра» о котором сейчас много говорится в печати, прежде всего объясним отрывом официальной эстрады от проблем, занимающих сейчас наших молодых людей, которых окружает не «запах лаванды» и не пресловутый «миллион алых роз», а непростой противоречивый мир, в котором они хотят разобраться. А профессиональные исполнители и ансамбли пока мало помогают им в этом. Многим «звездам» радио и ТВ недостает демократизма и «своего» языка, который бы понимался аудиторией. Не хватает смелости в поисках новых форм, созвучных времени. Не так уж редко мы сталкиваемся и с элементарной недобросовестностью, работой спустя рукава артистов «легкого жанра», представляющих уважаемые филармонии. Ажиотаж вокруг любительского фестиваля, да и отдельных выступлений самодеятельных групп, старательное тиражирование доморощенных записей, наконец и та самая «дурная оригинальность» — светящиеся штаны и бурнус с сапогами — все это своеобразные формы бегства молодежи от заполнившей наш экран, эфир, рынок звукозаписи «сладенькой водички», за счет настоящих новаторов, о чем писала недавно «Правда». Так что проблемы, встающие в связи с самодеятельной рок-музыкой, выходят далеко за ее рамки. Тут есть над чем подумать.