Борис Гребенщиков: «Прекрасное совпадение во времени…»

Авторы:Кикило В.
Издание:Смена
Дата (номер):1988. - 17 января
Размещено:10 апреля 2017

«Моя поездка — это прекрасное совпадение по времени. Она — маленький пример тех реальных возможностей, которые открылись на ниве советско-американского культурного сотрудничества в результате вашингтонской встречи на высшем уровне», — рассказывал мне Борис Гребенщиков. Наш разговор происходил в середине декабря, буквально через неделю после того, как в столице США было подписано историческое соглашение о ликвидации американских и советских ядерных ракет средней и меньшей дальности.

Накануне Борис прилетел в Америку по приглашению компании «Белка интериэшнл инкорпорейтед», активно подвизающейся в роли посредника, между нашими двумя странами в области культурного, экономического и научно-технического сотрудничества. Мы сидели в уютной штаб-квартире «Белки» на 21-м этаже старомодного небоскреба на углу престижной Мэдисон-авеню и 53-й восточной улицы Манхэттена.

За несколько месяцев до этого в Москве руководители «Белки» Кении Шаффер и Марина Элби подписали с внешнеторговым объединением «Международная книга» контракт о записи современного диска с участием звезд западного рок-н-ролла и ленинградской рок-группы АКВАРИУМ, Борис приехал в США, чтобы встретиться со своими будущими партнерами по работе над беспрецедентным международным рок-альбомом, познакомиться со страной и ее людьми, набраться впечатлений и идей для песен, которые он собирается для него написать, и, наконец, официально оформить контракт с одной из звукозаписывающих фирм.

Три недели а США промелькнули незаметно. Кении и Марина постарались до предела заполнить их поездками, встречами со звездами американского шоу-бизнеса и просто интересными людьми в Нью-Йорке и в Лос-Анджелесе.

Хотя Борис не собирался выступать здесь с концертами, один все же состоялся. И произошел он перед самым отлетом руководителя АКВАРИУМА на родину перед сотрудниками советских учреждений в Нью-Йорке и членами их семей. Гребенщиков выступал в несколько непривычной для него роли — один на один с заполненным до отказа залом, если, конечно, не считать уже видавшую виды отечественную акустическую гитару и укрепленную на груди губную гармонику. Для многих в аудитории, в том числе и для автора этих строк, творческий вечер в Нью-Йорке стал подлинным откровением. Видимо, одна из причин этого — наша относительная оторванность от родины, ее культурной жизни, которая переживает сейчас подлинное возрождение.

Звучали грустные, философичные и полные глубокой символики баллады. О чем? О многом — о любви, смысле жизни и предназначении искусства.

Гребенщикову удалось встретиться с главами практически всех ведущих звукозаписывающих компаний США. И все они выразили самый живой интерес к участию в совместном международном проекте. «Белка» уже остановила свой выбор на одной из них, но, поскольку переговоры о заключении контракта еще не завершены, мы не будем разглашать ее названия. А еще у Бориса было много волнующих и радостных встреч с американскими и английскими музыкантами, звездами рок-музыки. Среди них Майкл Джэксон, Дэвид Боуи, Игги Поуп, Дэйв Стюарт и другие.

«Прощупывая» своих возможных партнеров, Борис решал одновременно и другую задачу — организацию весной в Советском Союзе международного рок-концерта под девизом борьбы против наркомании. По его словам, ряд известнейших американских и английских исполнителей проявил самый живой интерес к участию в этом благотворительном концерте. По-настоящему он думает засесть за работу над песнями для альбома уже по возвращении домой, чтобы весной вместе с другими членами АКВАРИУМА приехать в Нью-Йорк и приступить к записи пластинки. Предполагается, что она будет проходить на одной из наиболее престижных студий мира — нью-йоркской «Пайэр-Стэйшн».

От 60 до 70 процентов песен в альбоме будет напето на английском, а некоторые из них — на двух языках. «К сожалению, — говорит мой собеседник, — сложилась ситуация, при которой вам необязательно петь песню на русском языке, чтобы она стала хитом в России. В Америке же надо петь только на английском. Моя главная цель — изменить эту ситуацию. Сделать русский язык естественным язьком международной рок-культуры. Это непростая задача в силу глубоких культурно-этнических различий. Возможно, потребуются поколения, прежде чем она реализуется».

«Советский рок обладает колоссальным потенциалом и имеет право на самостоятельное существование, — рассказывает Гребенщиков. — Долгие годы впитывая западный, в первую очередь английский рок, советский развился в нечто самобытное, способное после этих многих лет уже отдавать, а не только брать. Наша рок-музыка на 100 процентов социальна и философична. И этим она отличается от коммерческой музыки. Наш рок — проблемный. Он заставляет и думать, и переживать».

«Сейчас у нас в стране бытует два мнения о рок-музыке. Одни считают нас варварами, уничтожающими русскую культуру, проводниками западного растлевающего влияния, — продолжает он. — Я придерживаюсь абсолютно противоположной точки зрения. Советская рок-музыка — неотъемлемая часть советского искусства, облеченная в современную форму. Рок-музыку нельзя запрещать, так же как нельзя запретить молодому человеку двигаться или как-нибудь иначе находить выход своей эмоциональной энергии. Рано или поздно поклонник любого направления в рок-музыке, в том числе «тяжелого металла», открывает для себя подлинно русскую культуру, ту культуру, которую не встретишь на пластинке. В этом меня убеждает мой собственный пример. Взять хотя бы русскую народную песню «Черный ворон» из замечательного кинофильма «Чапаев». Мы включили ее в нашу программу и исполняем с огромным успехом, вызывая проникновенный отклик у слушателей».

Конечно, рок-музыка может и должна служить миру, дружбе и укреплению взаимопонимания между народами, говорит Кенни Шаффер. Но иногда эти хорошие слова слишком затасканы от частого употребления, теряют свой первоначальный глубокий смысл. По-этому нам важно показать, что советская молодежь — это юноши и девушки из плоти и крови, которые живут своими радостями и заботами, которые, как и их одногодки в Америке, мучаются над решением многих проблем, любят музыку. У нас очень много общего. И давно настала пора изменить извращенное взаимное представление дру о друге, которое сформировалось за долгие десятилетия «холодной войны».

В. КИКИЛО корр. ТАСС в США — специально для «Смены»
фото И. Куртова (ЛенТАСС)

Статья сохранена Игорем Капустянским.