Борис Гребенщиков: «Главное — честность»

Авторы:-
Издание:Советская Молодежь
Дата (номер):25.11.1989
Размещено:15 апреля 2017

Пресс-конференция Бориса Гребенщикова была проведена для советских и иностранных журналистов в связи с изданием в СССР альбома «РАДИО ТИШИНА».

«РАДИО ТИШИНА» — первая американская пластинка, выпущенная советским рок-исполнителем. Она записана фирмой CBS Records, полностью на английском языке (за исключением песни «Молодые львы» и стихов Н. Гумилева, использованных в песне «Китай»). Б. Гребенщиков — автор всего музыкального материала и англоязычных текстов, кроме стихов Томаса Мэлори, использованных в песне «Смерть короля Артура».

Работа над альбомом велась в течение полутора лет в Лондоне, Монреале, Нью-Йорке и Лос-Анджелесе. Продюсер — Давид Стюарт (ЮРИТМИКС). В записи принимали участие музыканты АКВАРИУМА Александр Титов (бас-гитара), Андрей Романов (флейта, вокал), Петр Трощенков (ударные), а также Дэвид Стюарт (гитара), Сиобан Стюарт (вокал), Энни Ленокс (вокал), Крисси Хайнд (вокал), Рей Купер (ударные) и другие исполнители, выпуск пластинки «РАДИО ТИШИНА» фирмой CBS стал возможным благодаря совместным усилиям советского В/с «Международная книга», взявшего на себя организацию зарубежных поездок Б. Гребенщикова и подписавшего с ним агентское соглашение, и нью-йоркской фирме «Белка Интернейшил».

Ниже следует стенографическая запись ответов Б. Гребенщикова на вопросы корреспондентов.

БОРИС ГРЕБЕНЩИКОВ: «- Я долго говорить не буду — тут и так все ясно. Когда эта история начиналась два года назад, это был шанс выехать за границу. И не просто выехать, а еще и поработать — Такие шансы в то время на дороге не валялись, отказаться было бы сложно. Я выехал, провел там достаточно долгое время. Вероятно, много чему научился. Хочу только заметить, что пластинка на английском языке — не потому, что так нужно было фирме CBS. Фирма CBS может диктовать свои условия кому-нибудь другому. Нельзя заставить человека писать по-английски. Заставить человека писать вообще нельзя. Этот диск на английском потому, что мне самому было интересно посмотреть, получится у меня или нет. Результат интересен для меня, В записи принимал участие почти весь состав ЮРИТМИКС плюс к этому в паре песен подпела Крисси Хайнд из ПРЕТЕНДЕРС, Билли Маккензи и еще несколько знакомых.

ВОПРОС: — Первый номер журнала «Музыкальный Олимп» (издание ТАСС) поместил материал на тему «Нужен ли на Западе советский рок?». Ваше мнение на этот счет?

Б. Г.: — Я же не на Западе, я здесь. Я не знаю, нужен он им там или нет. Нам здесь такие попытки нужны, поскольку, по-моему, они расширяют кругозор. А что нужно им — это их дело.

ВОПРОС: — Извините, что не о пластинке. В журнале «Аврора» была опубликована ваша сказочная повесть. Будут ли у вас новые публикации?

Б. Г.: — Если Бог даст что-нибудь напишется. Пока ничего нет.

ВОПРОС: — У вас было продолжительное турне по Соединенным Штатам. Что вы знали о своих коллегах, которые остались в Советском Союзе?

Б. Г.: — Я находился с ними в телефонной связи.

ВОПРОС: — Как они реагировали на ваш успех? Хотели ли присоединиться к вам?

Б. Г.: — Насколько мне известно (если они ничего от меня не скрывают), они реагировали нормально, ждали, когда я вернусь, чтобы заняться делом. Они в свободное время занимаются в своей группе ТРИЛИСТНИК, тоже очень интересная музыка. Насколько я знаю, никаких страстей, слез и всего остального не было. Сейчас мы опять вместе и, как мне кажется, у нас с ними сегодня даже интереснее, чем раньше. Так что с АКВАРИУМОМ ничего нe произошло.

ВОПРОС: — Не жалеет ли Борис Гребенщиков, что он почти два года работал в Америке, когда, как говорится, «этот поезд в огне, и нам нечего больже ждать». Понятно, что я имею в виду? И второе: что больше всего запомнилось от поездки в Америку?

Б. Г.: — Сначала отвечу на первый вопрос. Нет, я не жалею, потому что, если мне кто-нибудь назовет что-нибудь, что за эти два года здесь происходило, что я мог бы пропустить или в чем я не участвовал, — я такого не заметил. Второе. Мои впечатления от поездки — это те чувства, с которыми я сейчас вернулся после более чем полуторагодовой пахоты на их поле. Чувства очень поучительные. И надо сказать, что я никогда не жил в России с таким удовольствием, с каким я живу сейчас. Хотя времена и смутные, как принято говорить, но удовольствие колоссальное. В этом для меня очень радостный итог поездки.

ВОПРОС: — В начале пресс-конференции вы сказали, что в поездке многому научились. Хотелось бы получить конкретный ответ: чему именно?

ОТВЕТ: — Я посмотрел, как профессионально организовываются гастроли и вся техническая сторона этого дела… Знаете, я научился гораздо больше ценить то, что происходит у нас здесь. Все-таки лицом к лицу лица не увидать — так, кажется? Здесь есть что-то, чего там нет. Под конец меня с большой силой тянуло сюда, это для меня был самый большой урок. Ну и вообще — научился главному: как только человек начинает думать о деньгах, все мысли о какой-либо творческой деятельности надо забыть. Совмещать эти вещи невозможно. Я это и раньше знал, но на теоретическом уровне. А там с утра подумаешь о деньгах — и уже целый день ничего делать не можешь. А то и следующий день… Поэтому я и сейчас на вопросы по поводу тиражей и всего остального отвечать не могу, поскольку я действительно ничего не знаю.

ВОПРОС: — Сейчас на экраны выходит фильм «Черная роза — эмблема печали, красная роза — эмблема любви». Вы будете еще что-нибудь делать с Сергеем Соловьевым?

Б. Г.: — Да. Лично я и вся группа АКВАРИУМ очень любим Соловьева. Два раза сотрудничали и дальше будем.

ВОПРОС: — Вы ездили в Америку уже после участия в фильме «Асса». Изменилось ли у вас к нему отношение после всего увиденного в Америке? Сохраняется ли у вас оптимизм по поводу перспектив советского кино?

Б. Г.: — Мне плевать на советское кино в общем и целом как на класс. Я вот очень люблю Сережу Соловьева. Мне его фильмы по каким-то моим собственным причинам нравятся. Когда ты композитор фильма, ты видишь его с какой-то другой стороны. Я жестко скажу: не знаю, хороший фильм «Асса»- или плохой. Мне он нравится. «Черная роза…» мне нравится еще больше.

ВОПРОС: — Вам представилась уникальная возможность и течение полутора лет общаться с представителями так называемого шоу-бизнеса. Воспользовались ли вы этой возможностью, чтобы продвинуть советскую эстрадную или рок-музыку на западный рынок? Занимались ли вы рекламой нашей музыки?

Б. Г.: — Понимаете, если бы у меня была возможность что-то сделать с советской эстрадой, я бы ее уничтожил. Я ее не люблю. Советский рок продвигать никуда не надо, потому что он сам по себе движется достаточно успешно. Я думаю, что если, например, взять группу ВОДОПАДЫ ИМЕНИ ВАХТАНГА КИКАБИДЗЕ, то как ее на Запад ни продвигай, никуда не продвинешь. А здесь она очень нужна (и аналогичные ей группы). Так что продвигать никуда ничего не нужно. То, что хочет выйти на Запад, рано или поздно выходит. На самом деле это все в руках божьих. Делается не по желанию людей — у меня такое ощущение. Я двадцать лет за этим наблюдаю и никакой человеческой воли в этом не вижу.

ВОПРОС: — Вы будете продолжать работу с иностранными фирмами или вернетесь на «Мелодию»?

Б. Г.: — Нет, на «Мелодию» я не вернусь, поскольку: а) она не умеет делать пластинки; б) хронически не желает этого делать. Простой факт: пластинок АКВАРИУМА я нигде не могу найти — ни в магазинах Ленинграда, ни в других городах. Хотя порой они мне очень нужны. Значит, «Мелодия» их не выпускает.

ВОПРОС: — Сейчас «Мелодия» переходит на новые условия работы. Если вам позвонит Сухорадо (генеральный директор «Мелодии». — Прим. ИМА-Пресс.) и предложит работу, вы ему скажете: я скорее сломаю гитару, чем к вам приду? Так?

Б. Г.: — Да нет, я так не скажу. Зачем? Я человек очень вежливый. Но мне будет интересно, что он предложит.

ВОПРОС: — Вы сказали. что вы — человек вежливый, но сейчас, за такой короткий отрезок времени, уже успели наплевать на советское кино, пожелать смерти советской эстраде, вам «по фигу» успех вашей пластинки. А скажите, пожалуйста: что вы любите?

Б. Г.: — Я очень люблю музыку, творческую деятельность. Людей люблю по мере сил… Я люблю очень многое. Не люблю ложь, обман. Еще больше не люблю, когда обманом занимаются для того, чтобы сделать деньги. Советская эстрада, фирма «Мелодия» и ряд других вещей, о которых мы говорили сегодня, — они как раз замешаны на обмане и на деньгах. И поэтому я так о них отзываюсь. Честно говоря, я совсем не хотел оскорбить советское кино, я просто говорил, что я его не знаю. — Мне наплевать, советское оно или нет, — главное, чтобы было честное, правдивое.

ИМА-Пресс. На снимке: Лидер рок-группы «Аквариум» Борис Гребенщиков Фото: А. Астафьева

Статья сохранена Анатолием Сухаревым.