Импровизации на заданную тему

или немузыкальные истории, сочиненные западными журналистами

ПОЧТИ пять лет существует в Ленинграде городской рок-клуб. 40 самодеятельных рок-групп, почти пятьсот любителей этого жанра современной Музыки, людей самых разных профессий, объединены под эгидой Межсоюзного дома самодеятельного творчества.

Сегодня можно говорить о том, что организаторами первого в стране любительского объединения рок-музыкантов накоплен немалый положительный опыт в поиске новых форм идейно-художественного воспитания молодежи. Рок-клуб — это семинары, где самодеятельные авторы учатся работать над текстами, расширяют свой эстетический кругозор. Это и «беседы за круглым столом» с профессиональными музыковедами, композиторами, писателями. Это в множество концертов, которые проводятся регулярно. Только за минувший год в Театре народного творчества и на площадках города их прошло более пятидесяти. Несколько выступлений было организовано в фонд мира и в фонд XII Всемирного фестиваля молодежи и студентов.

Каждый год проводится ленинградский городской смотр-конкурс любительских рок-групп. Три дня идут концерты завершающего тура на улице Рубинштейна — любители рока знают, какую обширную молодежную аудиторию собирают они. Последний городской смотр-конкурс тоже прошел с большим успехом: участники концертов выступали с максимальной отдачей. Но главное, что отмечали и самодеятельные музыканты, и зрители, сидящие в зале,- это атмосфера праздника, царившая на смотре. И все-таки…

«…огромная толпа, в 1200 человек стояла напротив цементного серого здания на улице Рубинштейна в центре Ленинграда. Милицейские фургоны с трудом продвигались тремя рядами, пытаясь оттеснить поклонников на тротуары…».

Это написано о том же самом городском рок-фестивале. Автор процитированных строк — некая Тесса Дарк, корреспондент лондонского журнала «Сити лимитс».

В последнее время в западной прессе все чаще и чаще стали появляться публикации о молодежной музыке в СССР. Это можно было бы только приветствовать, если бы большинство этих публикаций не страдала, отсутствием самых важных составляющих — объективности и компетентности. Напротив очевидна тенденциозная направленность статей. Цель их — противопоставить всей многонациональной культуре СССР молодежную популярную музыку, выделить ее в какую-то особую, «вторую» культуру.

Для достижения этой сомнительной цели авторы статей не гнушаются и прямым вымыслом. И вот по воле западных музыкальных обозревателей уютный старинный особняк Театра народного творчества превращается в «цементное серое здание» (для создания гнетущей атмосферы, по-видимому), а по узкой улице Рубинштейна, где двум малолитражкам нелегко разминуться, начинают курсировать по три в ряд милицейские фургоны.

Дальше — больше. Тесса Дарк, несомненно увлекшись импровизацией, начинает разрабатывать новую тему — билеты. Написать, что они были пригласительными и раздавались бесплатно, — то есть написать правду, — ой как не хочется! А почему бы не придумать, что они печатались подпольно и продавались по баснословной цене — сто рублей каждый. И было их продано 2400 штук! Масштабная выдумка, тем более что в зале Театра народного творчества всего 500 мест.

Убедившись в том. что обстановку у входа в Дом самодеятельного творчества ей удалось представить достаточно напряженной, Дарк перенесла свои усилия на то, чтобы такой же выглядела атмосфера и в зале. И вот ее фантазией создается очередная «картинка»: в течение всего фестиваля «несколько партийных работников, увешанных орденами» (?!), будто бы стоят на балконе над сценой и что-то быстро записывают в своих блокнотах. Зачем, с какой целью? (Зададимся вопросом — зачем писать стоя, если удобнее писать сидя? Это должна понимать Тесса Дарк, и сама человек пишущий.)

Над нелепостями можно было бы громко посмеяться, если бы не печальное ощущение того, что западный читатель, не знающий реального положения дел, может принять все это за чистую монету. Ведь в его сознание постоянно и активно внедряют мысль, что самодеятельные музыканты в СССР — лишь эпигоны, что живут и работают они с оглядкой на Запад, и будто бы за это их творчество подвергается давлению, запрету, и преследованиям.

Кстати, с логикой тут далеко не все в порядке. В самом деле, если рок-музыка в нашей стране запрещена, то каким образом в Ленинграде проходят концерты и фестивали, причем массовые. Каким образом тогда существует рок-клуб, объединяющий около 500 авторов и исполнителей рок-музыки,. о котором та же Дарк пишет в своей статье? Приемы, которыми пользуются авторы, подобные Дарк, достаточно грубы: несколько вопросов, заданных инкогнито, несколько извращенных ответов, передержек, немного фантазии, пара патетических фраз о «страшной пишете», в которой живут рок-музыканты, — и картина беспросветной жизни людей творчества в СССР готова.

Даже такое уважаемое на Западе издание, как «Обсервер», в своих «изысканиях» в области советской- рок-музыки недалеко уходит от тенденциозности, тех приемов, которыми грешит статья Тессы Дарк. В обзоре «Лицо русского рока», опубликованном в августе 1985 года, вы встретите все те же «основные положения»: Министерство культуры никогда не разрешит выступать самодеятельным группам, слово «рок» у нас в стране запрещено и т. п. Для придания «русского колорита» корреспондент «Обсервера», также собиравший информацию инкогнито, вкладывает в руки музыкантов группы СТРАННЫЕ ИГРЫ балалайку, которую они никогда в своих программах не использовали…

С компетентностью у авторов упомянутых статей дела обстоят нм менее плачевно, чем с объективностью. В этих «музыкальных» обозрениях речь идет о чем угодно, только не о самой музыке. Похоже, что как явление она никого не интересует. Вы не встретите в этих статьях анализа творчества тех иди иных авторов и групп. Мелькают лишь названия коллективов — АКВАРИУМ, СТРАННЫЕ ИГРЫ, КИНО, ЗООПАРК, АЛИСА. Но приводятся Они только затем, чтобы убедить читателя в знакомстве с материалом. А если и делаются какие-то умозаключения, то в том роде, на какие из западных ансамблей походят наши рок-группы. Причем сравнения настолько странны, что вызывают сомнения в том, знают ли их авторы и западную музыку!

Так, «Обсервер» пишет, что… ленинградский музыкант Георгий Ордановский, руководитель группы РОССИЯНЕ, последовательно приверженной стилю «тяжелый рок», якобы исполнял песни в манере панк-рока. Так. творчество группы АЛИСА в «Сити лимитс» приравнивается к стилю, в котором делает программы группа ДЮРАН-ДЮРАН — достаточна далекая и по своей эстетике н по тематической направленности музыкантам АЛИСЫ; так, руководителя группы АКВАРИУМ Бориса Гребенщикова все западные журналисты уподобляют Дэвиду Боуи…

— Вы знаете, я уже устал от этих аналогий, — сказал Борис Гребенщиков. — Цепляются за наше внешнее сходство, и не более того. У нас совершенно другая музыка, другие темы. И вообще все то, чем мы занимаемся, — неотъемлемая часть нашей отечественной культуры. В ней наши истоки, наши корни. Мы идем своим, отличным от Запада путем…

Цель всех этих сравнений, измышлений одна — любой ценой, любыми средствами убедить читателей в своих странах в том, что советская молодежь ориентируется на западные стандарты, что советские музыканты — всего лишь «слепые имитаторы», что молодежная музыка никогда не встретит официальной поддержки. Вся беда в том, что «музыкальные» импровизации западных журналистов лишь относительно свободны: они могут позволить себе импровизировать только в узких рамках заданной темы антисоветизма.

К самодеятельной рок-музыке сейчас интерес очень высок. В пашей прессе нередко идут дискуссии по проблемам этого жанра. Свои программы посвящает коллективам рок-клуба телевидение. С вниманием следят за поисками и успехами музыкантов-любителей представители творческих организаций — профессиональные композиторы, писатели, критики,

Необходимость серьезного и беспристрастного разговора о жанровых проблемах нового музыкального явления действительно назрела. И пусть в этом разговоре примут участие все, кто с интересом относится к молодежной музыке, ставшей у нас в стране таким массовым и популярным явлением, представляющей ныне новую разновидность народного самодеятельного творчества.

Обсуждение