Эмиссары из Прибалтики

В 86-ом мы впервые принимали ЦЕМЕНТ и их учеников СПЕЦБРИГАДУ — юных хулиганов из пролетарского пригорода Риги Балдерая — в московском студенческом пригороде Долгопрудный. И в самый последний момент выясняется, что местные дискотечники забыли выставить… пульт. Кто хоть немного разбирается в аппаратуре, сообразит, что такое играть без пульта. Я разбирался в аппаратуре плохо, но достаточно, чтобы, подходя к Яхимовичу, краснеть, как отличник, впервые в жизни получивший пару. Ведь «музыканты из Прибалтики» для нас звучало почти как «из Ливерпуля». Там открывали рок-клуб аккурат когда у нас их закрывали, и Яхимович, Гена Кривченков и Юра Городянский в своей первой группе ПОЕЗД УШЕЛ открыто пели песню «120 рублей» про средне-советскую зарплату и получали за это не повестки, а грамоты от местного комсомола.

— Не бери в голову, — с философским спокойствием отвечал Андрей. — Мы же все понимаем. Настроимся как-нибудь.

И настроились за час так, что было понятно каждое слово (тогдашний критерий качества). Но у их земляков-разгильдяев из СПЕЦБРИГАДЫ куда-то обломился барабанщик. Тогда цементовский драммер Юра Городянский, совершенно больной, с температурой под 39, снова сел за установку и бесплатно отыграл вторую половину концерта. А на следующий день ЦЕМЕНТ ждали в клубе ЦЕМЕНТного завода г. Подольска. И после первого же бодрого хардешника «Лесорубы» их сильно зауважали в этом сказочном краю, где все — деревья, дома, люди — припорошено серой цементной пылью. И когда явился «обламывать» концерт областной комсомолец, местные хулиганы приготовились его здесь же, в растворе, и похоронить: но лидер-гитарист Янис Ванадзиньш так по-русски послал этого комсомольца, а президент Андрей так высокомерно отчитал его с позиций латвийского партийного либерализма, что тот засомневался («Может, действительно политика партии поменялась?») и спас свою молодую жизнь для участия в перестройке. А в Подольске в тот же вечер, по образцу рижского, был открыт собственный рок-клуб.

Для сравнения: при тех же обстоятельствах известный Юрий Лоза, узнав, что ему не приготовлена какая-то важная примочка, потребовал остановить автобус, который вез его на концерт, и вышел на полдороге. Полтысячи человек в далеком поселке остались ни с чем, потому что Лоза, в отличие от Яхимовича, был не «рокер», а эстрадник, решивший сделать левую карьеру на творческих заимствованиях из арсенала ДК:

Три друга начали с утра, а к вечеру дошли.
Простые парни, шофера, хозяева земли.
(Ю. Лоза)


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *