Рок-революция — 87

В результате подольского фестиваля были уволены с работы все его местные организаторы. Горком комсомола направил в разные города официальные бумаги с бредовыми обвинениями в адрес музыкантов. Точно по тем же адресам мы отослали благодарности на бланках журнала «Юность». Колупаевский рок-клуб закрыли окончательно. «Московский комсомолец» не напечатал ни строчки о собственном мероприятии, хотя их корреспондент Женя Федоров просидел все три дня между Бурлакой и Мейнертом и написал неплохой репортаж. Зато предоставили слово первому секретарю обкома ВЛКСМ В. Чепурину для оправдания репрессий: почему, мол, составляли программу фестиваля без ведома «специалистов» и комсомольских работников? Кстати, Федоров из «Комсомольца» вскоре уволился.

Составленный в Подольске хит-парад по зрительским анкетам подтвердил результаты черноголовского. Разве что филармонические «металлисты» составили здесь некоторую конкуренцию. Схожие результаты получили мы в «Юности» по письмам читателей — «Ваша любимая группа». Первое место занял АКВАРИУМ, второе — МАШИНА ВРЕМЕНИ, третье — ДДТ, далее — КИНО, АЛИСА, НАУ. [Урок рок-музыки. Юность. 1987. № 5. С. 57.]

Рок вытеснял советскую эстраду из хит-парадов областных комсомольских газет, вплоть до того, что в первой половине 1988-го года он мог занимать весь список, не оставляя какому-нибудь Мих. Муромову даже 10-го места. При этом, публикуя «парад популярности» за ноябрь 1987 года (АКВАРИУМ, АЛИСА, МАШИНА etc.), ведущий «музыкальной орбиты» в Тульском «Молодом коммунаре» С. Степанов отмечал, что «79% опрошенных никогда не были на концертах перечисленных групп, на фестивалях побывало всего два человека, 94% для пополнения фонотеки используют неофициальные каналы». (Парад популярности. Молодой коммунар, 21.11.1987. Хотя первая серьезная искусствоведческая публикация об отечественных рок-группах — написанная так, как принято писать о литературе, о театре, о настоящем кинематографе — появилась только в декабре 1988 года. Это «Лики русского рока» Марины Тимашевой и Александра Соколянского («Советская культура», 24.12.88.).) Так что до заполнения экологической ниши было еще очень далеко.

С другой стороны, не ослабевало противодействие, ярость которого составляла разительный контраст с общей либеральной политикой по отношению к искусству. Руководящую и направляющую роль здесь играли Союз Писателей, видимо, уже решивший все свои литературные проблемы, и московская рок-лаборатория. На апрельском Пленуме СП СССР рок-н-ролл стал темой № 1. «Рокеры — потерянные люди, и рок не так прост, как кажется. Я много занимался этим… Это страшно. Элвис Пресли, мягкий рок, потом тяжелый рок, потом панк-рок — это все разновидности наркотиков. Даже, может быть, наркотики менее страшны, чем эта музыка. Это подстрекательство к насилию, к убийству, к бунту» — говорил В. Крупин. (Пленум правления СП СССР. Литературная газета, 6.05.87.) Тогда же, в апреле, выступая на Круглом столе по рок-музыке в НИИ культуры Министерства культуры РСФСР, А. Липницкий доказывал, что рок-музыканты по природе своего жанра склонны к наркомании. Тема будет продолжена С. Жариковым («Я своими глазами наблюдал, как рок-музыка провоцировала появление у нас подростков — алкоголиков и наркоманов… Зайдите, например, в ленинградский рок-клуб и только принюхайтесь») [Жариков С. Я своими глазами наблюдал. Политическое образование. 1988. № 4. С. 66.] и далее развернута «Молодой гвардией» в целые поэмы в прозе. На всякий случай отмечу, что среди тех, кто упомянут в этой книге, всего три или четыре человека имели инциденты с наркотиками, что не превышает средних показателей в молодежной среде (в разных регионах они разные). Что касается пьянства, недуга, конечно, более распространенного — не думаю, что рок-среда в этом отношении сильно отличалась от литературной (если судить по ресторану ЦДЛ).


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *