Archives

ПРОМЫШЛЕННАЯ АРХИТЕКТУРА

ПРОМЫШЛЕННАЯ АРХИТЕКТУРА была основана известным гитаристом Дмитрием Селивановым в 1988 году. В том же году записывается первый магнитоальбом.

Весной 1989 г. Селиванов трагически гибнет, и после этого оставшиеся музыканты решают сменить название. Теперь группа называется МУЖСКОЙ ТАНЕЦ. В 1990 г. она записывает магнитоальбом «Мужик-dance», выполненный в двух вариантах — на русском и английском языках.

Алексеев А., Бурлака А., Сидоров А. Кто есть кто в советском роке, 1991.

ПУТТИ

Группа была создана в 1984 г. Стилистически ее музыка была близка к хард-року. Не без влияния пришедшего в ПУТТИ гитариста Дмитрия Селиванова постепенно наметался интерес и к новой волне, и к панку.

В 1986 г. группа участвует в Первом новосибирском рок-фестивале, где получает немало лестных отзывов. Однако быстрому прогрессу и росту популярности мешают частые смемы состава, который наконец стабилизируется к 1988 г.

В 1989 г. группа уже больше гастролирует, выступает, в частности, на совместных концертах с английской группой УОРЛД ДОМИНЕЙШН ЭНТЕРПРАЙЗИС. В 1990 г. участвует в «Рок-периферии» и «Рок-Азии-90». На сегодняшний день ПУТТИ — одна из наиболее интересных панк-групп Сибири.

Алексеев А., Бурлака А., Сидоров А. Кто есть кто в советском роке, 1991.

НЕБЕСНОЕ ЭЛЕКТРИЧЕСТВО

Группа была основана в 1989 г. Ее лидер — Геннадий Пестунов до этого играл в известной сибирской группе ЛОМБАРД, исполнявшей хард-рок. В 1986 г. под мощным натиском «новой волны» ЛОМБАРД распался и на некоторое время Пестунов исчез с всесоюзной рок-сцены, чтобы в 1989 г. вернуться на нее с НЕБЕСНЫМ ЭЛЕКТРИЧЕСТВОМ.

НЕБЕСНОЕ ЭЛЕКТРИЧЕСТВО играет арт-рок, взращенный на традициях музыки ЙЕС и Рика Уэйкмана, и нео-хард-рок. У группы оригинальные тексты, сделанные с подчеркнутым презрением к формальной логике фраз и сильным влиянием поэтики символизма и футуризма. Сегодня НЕБЕСНОЕ ЭЛЕКТРИЧЕСТВО один из ярких представителей новосибирского рока. В ее составе: Геннадий Пестунов — бас, вокал; Дмитрий Науман — гитара; Валерий Фомин — ударные; Евгений Гейнцсман — клавишные.

Алексеев А., Бурлака А., Сидоров А. Кто есть кто в советском роке, 1991.

ИДЕЯ ФИКС

Николай Гнедков — поэт и гитарист — создал группу ИДЕЯ ФИКС, пригласив в ее состав нетрадиционно мыслящих музыкантов — Владимира Жилова, Евгения Воронова, Олега Крючкова, Стаса Нестерова.

Гнедков определял ИДЕЮ ФИКС как «музыкально-поэтическую тусовку». Он записал с группой и сольно несколько магнитоальбомов, был одним из самых активных сторонников фестиваля «Рок-периферия». Участвовал в обоих — в 1987 г. выступал один и стал дипломантом; а в 1988 г. вывел на сцену ИДЕЮ ФИКС, которая стала лауреатом этого второго барнаульского фестиваля.

Последний состав И. Ф. выглядел так: Николай Гнедков — вокал, гитара; Евгений Каргополов — лидер-гитара; Антон Буданов — ударные; Вадим Тренькин — бас. После «Рок-периферии» музыканты получили приглашение на профессиональную работу, чем и занимались в течение трех месяцев.

В феврале 1989 г. группа распалась. Впоследствии Гнедков продолжал выступать с новой группой КАФАР, хорошо зарекомендовавшей себя на фестивалях «Рок-Аврора» (Ленинград, 1989 г.) и «Рок-Акустика» (Череповец, 1990 г.).

Алексеев А., Бурлака А., Сидоров А. Кто есть кто в советском роке, 1991.

ГОРОД

Ведущая металлическая группа Новосибирска. Создана в 1986 году. Впервые выступила на открытии сезона рок-клуба в ноябре 1986 г., где получила звание лауреата. Затем музыканты успешно выступили на Новосибирском фестивале весной 1987 г., были гостями кемеровского фестиваля, гастролировали по Западной Сибири.

В апреле 1988 г. участвовали в фестивале «Металлопластика» в Свердловске, который собрал лучшие металлические команды страны. ГОРОД был в числе лауреатов вслед за ТЯЖЕЛЫМ ДНЕМ и ЧЕРНЫМ ОБЕЛИСКОМ.

В 1989 г. стабилизировался состав: Леонид Мельников (вокал, гитара), Георгий Плант (вокал), Андрей Ходоенко (бас), Василий Паршин (ударные).

Алексеев А., Бурлака А., Сидоров А. Кто есть кто в советском роке, 1991.

БОМЖ

Одна из заметных панк-роковых групп страны, была образована в 1984 году. Вначале группа называлась ЧЕТЫРЕ ТАНКИСТА И СОБАКА, а в 1985 г. стала БОМЖЕМ.

Одним из первых выступлений БОМЖА стало участие в фестивале Новосибирского государственного университета в 1985 году. На следующий год группа вступает в Новосибирский рок-клуб и становится лауреатом I Новосибирского рок-фестиваля. Тогда же стабилизируется состав: Евгений «Джонник» Соловьёв (кстати, единственный участник первого состава) — вокал, Сергей Жданов — гитара, Владимир Зюбин — бас, Марк Якшин — флейта, Ренат Вахидов — ударные.

Осенью 1987 г. группа с успехом участвует на знаменитом Подольском рок-фестивале, затем на фестивале «СыРок» в 1988 году в Москве и получает уже всесоюзное признание. БОМЖ играет ортодоксальный панк-рок, который отличают запоминающийся вокал и хорошее шоу, её тексты, основанные на низовом фольклоре и слэнге, порою безвкусны, но в целом тоже достаточно интересны. С декабря 1987 г. БОМЖ входит в Новосибирскую «Студию-8». Большое влияние на БОМЖ оказал известный теоретик новосибирского «андерграунда» Сергей Глазатов. Первый магнитоальбом группы был записан в 1990 году.

Алексеев А., Бурлака А., Сидоров А. Кто есть кто в советском роке, 1991.

КАЛИНОВ МОСТ

Наиболее известная группа сибирского рока, КАЛИНОВ МОСТ, возникла в ноябре 1984 года, когда два Димы — Ревякин и Селиванов, — каждый из которых имел к тому времени лишь опыт работы со студенческими и школьными командами «второго эшелона», объединили свои усилия. Основным автором и вокалистом стал Ревякин, большинство мелодических и аранжировочных решений принадлежало Селиванову, пожалуй, одному из наиболее нетривиально мыслящих гитаристов отечественного рока. Басистом группы, пока получившей название ЗДОРОВЬЕ, стал Андрей Щенников, а за барабаны сел Сергей Богдановский.

Различия во взглядах на будущее группы привели к тому, что уже два месяца спустя, дав единственный концерт, ЗДОРОВЬЕ распалось. Ревякин, Щенников и новый барабанщик Виктор Чаплыгин, а также вечно менявшиеся гитаристы год репетировали и выступали под вывеской РАВНОДЕНСТВИЕ, пока в 1986 г. к ним не вернулся Селиванов. Тогда же впервые прозвучало и название КАЛИНОВ МОСТ.

Незадолго до нового, 1987 года Селиванов снова покинул группу (впоследствии он переиграл едва ли не с половиной новосибирских музыкантов, собрал собственный проект ПРОМЫШЛЕННАЯ АРХИТЕКТУРА и трагически погиб в апреле 1989. Ему на смену из ЛЕВОГО БЕРЕГА пришел молодой Василий Смоленцев, очень быстро достигший значительного прогресса и обративший на себя внимание не только советских, но и зарубежных рок-экспертов.

В этом составе группа (по приглашению и рекомендации Константина Кинчева) совершила свою первую гастрольную поездку в Ленинград, где дала два концерта в Ленинградском дворце молодежи в рамках программы «Рок-диалог». КАЛИНОВ МОСТ сразу привлек к себе внимание — и продуманными аранжировками, и зрелыми, умными текстами, и удивительным сплавом настоящего ритм-энд-блюза с чисто русским фольклорным началом. Сильной стороной группы всегда был и отличный звук.

После успеха на Подольском фестивале под Москвой в сентябре 1987 года КАЛИНОВ МОСТ приобретает всесоюзную известность. Его начинают активно приглашать на гастроли, усиленно популяризировать как официальная, так и независимая пресса. Он становится одним из наиболее впечатляющих примеров так называемого «национального» (или неофолк) рока. Интересно, что в творчестве группы в этот период начинают все больше проявляться интонации, характерные для музыки ДОРЗ, а вокал Ревякина заметно меняется под влиянием Джима Моррисона. В августе 1988 г. группа переходит под крыло Центра Стаса Намина. В то же время растущие противоречия приводят к уходу В. Смоленцева, место которого занимает техничный, но несколько академичный и выпадающий из фолк-блюзовой стилистики Владимир Бутец (экс-ЛОМБАРД). Почти не меняющийся с 1986 г. репертуар группы звучит на концертах с пластиночным совершенством, однако вызывает справедливые нарекания в отсутствии новых идей. Кризис нарастает. Остается незавершенным начатый в студии Центра альбом, в группу вновь приглашается Смоленцев, но после выступления на III Горьковском фестивале группа фактически перестает существовать.

В сентябре 1990 г. после долгого перерыва на сцене снова появился КАЛИНОВ МОСТ — группа дала концерт в Ленинграде, а месяцем позже Д. Ревякин спел несколько песен под гитару на фестивале «Рок-Азия» в Барнауле.

Алексеев А., Бурлака А., Сидоров А. Кто есть кто в советском роке, 1991.

Наумов Юрий

Один из наиболее интересных гитаристов страны, Юрий Наумов относятся к числу музыкантов, чье творчество с трудом поддается классификационной оценке и лежит вне традиционных рамок. Его песни несут отпечаток блюзовой эстетики и в то же время близки к городскому романсу, бардовской песне, фолк-барочному мелодизму.

Юрий Наумов начал заниматься музыкой в конце 70-х, играл в различных студенческих группах, одна из которых свела его с будущим основателем КАЛИНОВА МОСТА Дмитрием Селивановым, а потом организовал собственный ПРОХОДНОЙ ДВОР. Антироковая кампания середины 80-х привела к почти полному прекращению рок-движения в Новосибирске, и Наумов, отчаявшись добиться признания дома, переехал в Ленинград.

Серия сольных выступлений в 1986-1987 гг. сделала его песни широко известными, а интересные магнитоальбомы, выходившие под чисто символическим названием ПРОХОДНОГО ДВОРА, упрочили успех. В 1987 г. он стал лауреатом V Ленинградского рок-фестиваля, а на следующим год организовал уже не фиктивную, а вполне реальную группу в составе: Олег Дегтярев — бас (экс-РОК-ШТАТ), Борис Шавейников — ударные (экс-РОК-ШТАТ, позже — АУКЦЫОН) и Впадимир Михайлов — клавишные.

Позже Шавейникова заменил барабанщик АКВАРИУМА Петр Трощенков, однако группа выступала все реже и реже, пока в начале 1989 г. не прекратила выступления совсем. В этот период Наумов перенес центр своей деятельности в Москву. В январе 1990 г. он удачно выступил в Череповце на фестивале «Рок-акустика», а осенью того же года уехал из СССР.

Алексеев А., Бурлака А., Сидоров А. Кто есть кто в советском роке, 1991.

Янка (Дягилева Яна)

Продолжатель традиций русского поэтического рока, одним из духовных лидеров которого был Александр Башлачев, Янка появилась на музыкальном горизонте пару лет назад. И полчища фанов, оплакивающих конец «времени колокольчиков», встрепенулись. Когда-то Башлачев объяснял, почему он не хочет больше петь свои песни: «Они лежали на столе, их мог взять кто угодно. Скорее всего — женщина. А взял — я. Я у женщины украл…» Янка — не версия Башлачева, она — скорее его «бабья песня». Янку можно сравнивать со многими: обликом она напоминает Дженис Джоплин, балладным распевом — Джоан Баэз, фольклорными интонациями — Александра Башлачева. И в то же время Янка не похожа ни на кого. Ее мир — серая зарисовка, останавливающая строкой запустение, разорение, распавшуюся связь времен. Он состоит из трамвайных рельсов, шпал, светофоров, сапог, клеток… Урбанизированный милитаристский пейзаж, мир, населенный неодушевленностью, и даже живое в нем сравнимо с мертвым… Ближайшие зрительные ассоциации песням Янки — улицы американских фантастических фильмов, в которых последние уцелевшие на Земле люди сражаются с порожденными ими самими и уничтожающими все живое киборгами, машинами, режимами. Разница в том, что американцы доверчивы к хэппи-эндам, а нам история оснований для оптимизма не предоставила. Последние люди обречены… Песни Янки — плачи не только по содержанию, но и по звучанию гласных. Плач по новым, которые при жизни обречены на смерть. «Поплачь о нем, пока он живой!» — это требование В. Шахрина (ЧАЙФ) Янка пропевает самостоятельно…

Хочется травы, теплого ветра, солнышка, но ничего этого нет и никогда не будет — слова только воспоминания о том, что должно было бы быть, — такое же воспоминание, как детские песенки и дразнилки, которые Янка включает в трагический мир своих плачей и баллад. «Дом горит, козел не видит» — так говорят друг другу дети, приплясывая у костра. «Мы все козлы и заслуживаем жалости в равной мере. Гори, гори ясно, чтобы не погасло. Мы как дебильные дети приплясываем вокруг костра, в котором горит наш собственный дом…» — совсем молодая сибирская девушка едва ли не яснее всех услышала и воспроизвела мелодию страха и близящегося конца, переполняющие нас.

Алексеев А., Бурлака А., Сидоров А. Кто есть кто в советском роке, 1991.