ФЛАМИНГО

Едва ли не самая яркая звезда короткого, но насыщенного разнообразными событиями периода в истории питерского рок-н-ролла, группа ФЛАМИНГО, вне всяких сомнений, заслуживала той популярности, которой она пользовалась в конце 60-х и самом начале 70-х: её имя объединяло, пожалуй, лучших на тот момент музыкантов города, в репертуаре ФЛАМИНГО всегда была наиболее интересная и актуальная музыка, она была динамична, открыта любым новым идеям и, в довершение всего, стала первой жертвой культурных репрессий в эпоху брежневского застоя.

Организовал ФЛАМИНГО студент Военно-механического института Олег «Алик» Исаев. Он родился 1 апреля 1947 в Ленинграде, в июне 1964 закончил школу и поступил в Военмех, всегда стремился быть на острие моды и — как любой современно мысливший молодой человек его поколения — живо интересовался западной поп-культурой. Летом 1966, закончив второй курс, Исаев, под впечатлением от успеха дебютировавших в Военмехе несколькими месяцами раньше АРГОНАВТОВ, решил организовать собственную группу. В её состав вошли два его младших брата: Юрий Исаев, гитара, и Владимир Исаев, барабаны, а также гитарист и певец Борис Бородачёв, с которым они учились в школе и вместе поступили в институт.

Сам Алик играл на бас-гитаре и пел. Позднее он вспоминал, что толчком к серьёзному увлечению поп-музыкой стал для него поход на концерт ЛЕСНЫХ БРАТЬЕВ и САДКО в ДК «Выборгский»: «Я встал в проходе и, кажется, так и простоял весь концерт с открытыми глазами.»

Как и большинство тогдашних групп, весь первый год своего существования ФЛАМИНГО готовили себе почву: искали место для репетиций, пилили, клеили и настраивали гитары, ставили звукосниматели, паяли усилители (благо, в Военмехе была солидная подготовка по электротехнике) и покупали то, что нельзя было сделать собственными руками. К осени 1967 ФЛАМИНГО подошли во всеоружии, и в начале сентября устроились играть на танцах в посёлке Кузьмолово. Там же они хранили аппарат и репетировали.

В конце года Юра Исаев ушёл, и на его место — после прослушивания десятка кандидатов — был приглашён клавишник Анатолий Савельев. Примерно тогда же ФЛАМИНГО приняли участие во втором поп-фестивале кафе «Ровесник», который шёл с ноября 1967 до середины января 1968. Они выступали в одной обойме с уже известными ЛЕСНЫМИ БРАТЬЯМИ и КОЧЕВНИКАМИ (которые исполнили программу своих песен на русском), но успеха не добились: опыта было маловато, да и звук им так и не удалось отстроить.

Однако, уже на следующем конкурсе, который был организован комсомолом, профсоюзами и группой энтузиастов из кафе «Эврика» весной 1968, ФЛАМИНГО вошли в число лауреатов, а Алик Исаев был назван лучшим бас-гитаристом. В марте, в компании с другими лауреатами фестиваля, ФЛАМИНГО съездили в Таллин, где особо сдружились с музыкантами ЛЕСНЫХ БРАТЬЕВ: в то время их группа находилась на распутье, поскольку гитарист Саша Фёдоров ушёл в ПОЮЩИЕ ГИТАРЫ, а трое оставшихся БРАТЬЕВ не могли определиться с планами на будущее.

По возвращении из Таллина Боря Бородачёв решил завязать с музыкой; пару раз с ФЛАМИНГО играл гитарист Дмитрий Соколов, но в конечном счёте новым участником группы стал их старый знакомый и поклонник Константин Шарудин, гитара, вокал. Конец весны они провели, играя в Военмехе и на других городских площадках, а также на танцах в посёлке Юкки, в здании бывшей финской церкви, которая стала их базой, минимум, на два следующих сезона. Примерно тогда же концертами группы начала заниматься легендарная ныне «поп-мама» Жанна Жук, имя которой неразрывно связано с эпохой молодёжных кафе и поп-фестивалей.

К этому времени в репетруаре ФЛАМИНГО, помимо обязательного набора песен THE BEATLES, начали появляться номера THE ANIMALS, THE KINKS и некоторых других, главным образом, британских групп. Инструментал стал усложняться, да и вокальное многоголосие требовало владения музыкальной культурой. В мае 1968, когда гитарист Николай Рязанов ушёл в оркестр Геннадия Лухмана, и ЛЕСНЫЕ БРАТЬЯ окончательно распались, Алик Исаев предложил оставшимся без дела участникам группы объединиться. Так в составе ФЛАМИНГО появились певец Андрей Геннадиев и барабанщик Владимир «Дергач» Кувалдин — он сменил уже давно собиравшегося уходить Володю Исаева.

Этот состав был настоящей dream team, однако, были и проблемы: Геннадиев, который уже закончил Академию Художеств, ожидал повестки, и вообще, был человеком непредсказуемым: мог, например, уйти в поход, накануне важного для группы концерта и т.п., поэтому осенью Алик начал подыскивать нового вокалиста.

В ноябре Геннадиева забрали-таки в армию, но незадолго до этого ФЛАМИНГО выступили с ним в Академии Художеств, где их познакомили со студентом второго курса Аликом Асадуллиным — до этого он целый год пел в ПРИЗРАКАХ братьев Лемеховых, а в то время иногда выступал в Кафе Поэтов с группой THE VICTOR. Сильный тенор с богатым диапазоном и эффектной сценической подачей, Альберт Асадуллин стал ещё одним светилом в созвездии ФЛАМИНГО. С ним они съездили в Псков, где за два дня сумели дать четыре концерта!

Впрочем, весной 1969 Геннадиев досрочно демобилизовался и иногда наезжал к ФЛАМИНГО в Юкки, где пел дуэтом с Асадуллиным или чередуясь с ним и с Исаевым, играл на басу. Тогда же ФЛАМИНГО приняли участие ещё в одном поп-фестивале, который организовал бывший кларнетист Утёсова и, вообще, заметная фигура питерского джаза Орест Кандат при поддержке Октябрьского райкома комсомола. В свою конкурсную программу ФЛАМИНГО включили «Fire» Артура Брауна, «Black Is Black» Los BRAVOS, инструментальную версию номера PROCOL HARUM, а также несколько собственных песен (Савельева и Исаева), в том числе, их тогдашний хит «Смерть гонщика» (текст молодого поэта Николая Николенко, который, помимо того, мастерски вёл программу, читая между песен свои стихи). Несмотря на острейшую конкуренцих (всего в фестивале участвовало порядка ста групп!), победу разделили КОЧЕВНИКИ с ФЛАМИНГО.

С окончанием очередного учебно-концертного сезона жизнь в городе снова начала затихать, а составы меняться. В мае Асадуллин ушёл из ФЛАМИНГО в НЕВСКУЮ ВОЛНУ, с которой выступал в пушкинском Доме Офицеров; Геннадиев какое-то время продолжал появляться в Юкках, но с приходом осени совсем забросил музыку и занялся живописью.

В сентябре-октябре 1969 ФЛАМИНГО пару раз сыграли в Военмехе в составе Исаев, Шарудин, Савельев, Кувалдин, но все ощущали, чего-то им явно не достёт; тогда же через кого-то из институтских знакомых они узнали, что аналогичные проблемы с составом возникли и у ещё одних звёзд Военмеха, ГАЛАКТИКИ братьев Гулиных, которые не прочь усилить ряды парой крепких музыкантов.

В результате недолгих переговоров был достигнут консенсус, и в октябре 1969 ФЛАМИНГО переехали на базу ГАЛАКТИКИ в ДК Моряков у морского порта на Двинской. Поначалу с составом была полная неразбериха: от ФЛАМИНГО в репетициях участвовали Исаев, Шарудин, Савельев и Дергач, а ГАЛАКТИКУ представляли Анатолий Гулин, гитара, клавишные, вокал, Владимир Гулин, бас, гитара, вокал, и Валерий Щеглов, гитара. На первом концерте, 5 декабря в ДК «Красный Октябрь» (где, кстати, дебютировали и Q 69, другая супергруппа, возникшая при слиянии Q 67 и ЛЕТУЧЕГО ГОЛЛАНДЦА), Щеглов ещё играл, но к следующему, который был зазначен в институте им. Герцена (но сорвался), он ушёл. Следом откололся Савельев, который хотел играть только PROCOL HARUM (!). Наконец, призванного в армию Кувалдина заменил пушкинский барабанщик Валерий Лебедев, который до этого играл в АЭЛИТЕ.

А под самый Новый Год случилось непредвиденное. 25 декабря ФЛАМИНГО и ГАЛАКТИКА обединённым составом собирались играть на факультетском вечере физико-механического факультета Политеха, который организовал Василий Борисов из местного студклуба. Помимо сборной Военмеха, из Театрального института была приглашена СИНЯЯ ПТИЦА (не путать с популярным ВИА 70-х). Впрочем, её мало кто слушал: спpовоциpованная неожиданной и длительной задеpжкой концеpта и неумелыми действиями дpужинников, толпа устроила на концерте массовую истерику, попутно пеpеломав в зале всё, что можно, как это случалось pазве что во вpемена Билла Хэйли и «Джунглей гpифельных досок»!

Идеологическое «возмездие» не заставило себя ждать. «Ансамбль ФЛАМИНГО, выступавший, — по мнению официозной газеты «Ленингpадская Пpавда», — с пошлой, вульгаpной пpогpаммой», был официально запрещён (хотя запретить можно было разве что использование имени, да и то, непонятно, где: афиши самодеятельные группы печатали крайне редко). Пострадал декан физ-меха (он был уволен) и студенческий клуб, а весной 1970 управление культуры разродилось приказом за номером 100, который ужесточал контроль за выступлениями музыкантов-любителей. Дело, разумеется, было не в ФЛАМИНГО или ГАЛАКТИКЕ, а в том, что времена вольницы закончились, и люди в сером принялись закручивать гайки.

Тем не менее, ФЛАМИНГО не распались, хотя и залегли на дно до весны. В апреле 1970 они вместе с Q 69 съездили в Ригу и дали несколько концертов для местной молодёжи. Костя Шарудин к этому времени ушёл (позже он играл джаз-рок с ВОЗРОЖДЕНИЕМ), а Савельев вернулся, но при взаимозаменяемости музыкантов на звучании это почти не отразилось. Летом и в сезоне 1970-1971 ФЛАМИНГО в той или иной форме сделали ещё десяток «секретных» выступлений в клубах институтов и на закрытых мероприятиях.

26 марта 1971 Алик Исаев в сопровождении братьев Гулиных и части Q 69 (Боб Клочков, гитара, Саша Кузьмин, бас, Алексей Яшумов, флейта и Толя Хачатуров, барабаны), сорвали шквал аплодисментов, выступив как ФЛАМИНГО на знаменитом ночном сэйшене с польской группой SKALDOWE. Тем же летом Исаев ездил в южный студенческий лагерь Корабелки в Гудауте, подменяя в Q 69 их бас-гитариста.

В сентябре Гулины и Лебедев реорганизовали ГАЛАКТИКУ. Бас взял в руки Володя, а новым гитаристом и певцом стал приехавший из Баку и чуть было не ставший участником АРГОНАВТОВ Владимир Леви. Группа дебютировала на сэйшене в кафе «Регата», где их представили как ФЛАМИНГО-2! Именно под таким названием многие помнят ГАЛАКТИКУ второго созыва до сих пор! Пару раз на их выступлениях появлялся и Алик Исаев, который, как правило, пел с ними «A Whiter Shade Of Pale» PROCOL HARUM.

Все участники ФЛАМИНГО — за исключением Алика Асадуллина, который поёт и в новом тысячелетии — сцену покинули. Олег Исаев небезуспешно занимался наукой, а потом бизнесом. Владимир Исаев работал в такси, Юрий инженерил. Савельев играл, но только дома. Шарудин работал с ВОЗРОЖДЕНИЕМ, а потом где-то ещё, хотя в конце концов тоже бросил рок-н-ролл. Геннадиев добился признания как художник, а позднее эмигрировал в Финляндию. Кувалдин, по крайней мере, до конца 80-х играл в ресторане «Невский», а в 90-х занялся транспортными перевозками. Попытка собрать группу для ностальгического концерта в декабре 1997 упёрлась в хроническую занятость всех участников, хотя ещё не всё потеряно. О записях ФЛАМИНГО ничего неизвестно — разве что как улики они до сих пор пылятся в сейфах КГБ.

Андрей Бурлака http://www.rock-n-roll.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *