Кинчев Константин

Москвич Константин Евгеньевич Кинчев (Панфилов) родился 25 декабря 1958 года.

В 1966 году Костина мама, преподаватель ВУЗа, купила ему магнитофон «Днепро» и записала кассету БИТЛЗ, стремясь заинтересовать сына английским языком. Костя стал слушать РОЛЛИНГ СТОУНЗ, а английского не выучил до сих пор.

Летом 1972 года Костя поехал в пионерлагерь «Звездочка», рядом с которым располагался палаточный лагерь хиппи. Оттуда Кинчев привез устойчивый интерес к творчеству БЛЭК САББАТ и, кроме того, те три первых блатных аккорда, с которых начинает всякий, кто берет в руки гитару.

Через год он уже пытался играть ЛЕД ЗЕППЕЛИН, а в 1973 году написал свою первую песню.

В 1974-ом Костя собрал группу КРУГ ЧЕРНОЙ ПОЛОВИНЫ. А еще через два года в московском районе Тушино появился следующий коллектив — СЛОМАННЫЙ ВОЗДУХ. Летом играли на танцплощадке в Красногорске. Репертуар состоял из БЛЭК САББАТ, ЛЕД ЗЕППЕЛИН, ДИП ПЕПЛ.

В тот же год Костю пригласили вокалистом в университетский ансамбль ЗОЛОТАЯ СЕРЕДИНА. Но того хронически не устраивали крайне пафосные тексты, хоть и на своем языке, и он «немного с ними порепетировав, свалил»…

К тому времени Костя подрос, и на горизонте замаячила армия. Но ему она не грозила, так как классный руководитель по окончании школы написал Панфилову такую характеристику, после которой его поставили на учет в психиатрическую больницу.

Следующий состав, собранный Кинчевым, назывался «Забвение». После этого вплоть до 1983 года Константин пребывал в состоянии затянувшегося простоя, правда, успел год проучиться в хоровом училище при Большом театре и получить высшее экономическое образование, поучившись в Кооперативном и Технологическом институтах.

Во время своей бурной молодости Костя услышал МАШИНУ ВРЕМЕНИ и был поражен, — оказывается, рок можно петь и на русском языке! С тех пор он начал писать стихи. Стихи получались все больше странного, сатанинского содержания.

В 1983 году Кинчев собрал группу ЗОНА ОТДЫХА и записал одноименный альбом, состоявший исключительно из собственных песен. Коллектив не дал ни одного концерта, но сразу попал в список запрещенных в Москве.

Первое значительное событие, которым ознаменовался 1984 год — встреча Кости с Майком Науменко. Как вспоминает Константин Евгеньевич, купив, как полагается начинающему музыканту, бутылку портвейна, он отправился к Майку. Они выпили. Майк, помолчав немного, сказал: «Ну, играй». Ну, Костя и сыграл. С тех самых пор Кинчев попал в ленинградский андеграунд. С подачи Майка Кинчев записал за ночь альбом, который так и назвали — «Нервная Ночь». На этом самом альбоме Майк должен был озвучить партию бас-гитары, но запил и не пришел. Тогда Панкер (он же Монозуб, он же Игорь Гудков) на студии которого в Театральном институте дело происходило) срочно нашел Майку замену — басиста и лидера АЛИСЫ Святослава Задерия. В тот день они вошли в студию в два часа дня, а вышли в два часа ночи уже со сведенным альбомом.

После чего Задерий пригласил Кинчева в группу АЛИСА на место вокалиста. Кстати, кроме Кинчева и Задерия в записи «Нервной ночи» приняли участие «секретовцы» Андрей Заблудовский и Алексей Мурашов.

Правда, по версии Задерия, с Костей Кинчевым он познакомился раньше, в мужском туалете ленинградского рок-клуба. «Ко мне подвел его Панкер и представил как своего знакомого из Москвы. Он был симпатичный мальчик с пронзительными угольно-черными глазами, с челочкой, ниспадающей на нос и с точечкой на кончике этого носа. Я не обратил на него никакого внимания…» — так Святослав Задерий воспроизвел исторический факт своей первой встречи с Кинчевым…

Вспоминает Михаил Нефедов: «Приходит на репетицию Задерий и говорит: мол, был в Москве, познакомился через Андрея Заблудовского с парнем — зовут Костя, сочиняет и поет. Музыканты СЕКРЕТА помогли ему записать альбом «Нервная Ночь». Послушайте кассету, может, понравится…». Мы послушали. Мне, кстати, совсем не понравилось — говорю, гребенщиковщина какая-то, на фиг нам это надо? Славка говорит: парень завтра приезжает, давайте попробуем, может, что и получится. Приехал Кинчев, скромный такой. И знаешь, с первой репетиции как-то покатило, мы сразу за один присест сделали шесть вещей — основу будущей программы «Энергия»…».

Поначалу Кинчев не планировал навсегда связывать себя с АЛИСОЙ, а согласился лишь помочь исполнить и записать старую программу АЛИСЫ, не более. В идеале, ему хотелось работать с разными составами и время от времени менять имидж целиком. АЛИСА казалась ему группой, с которой можно было исполнять «энергичные» песни, для песен «задумчивых» — по его тогдашнему мнению — требовался иной коллектив. Константин ощущал себя одиночкой, стоящим в стороне от всех, этаким Наблюдателем.

Однако нельзя забывать, что ко времени появления Кинчева в АЛИСЕ, его роль — как вокалиста — не подкреплялась лидерством. Поначалу Костя с неудовольствием отмечал, что Задерий старается перекроить его на свой лад, стремясь вписать нового певца в свою концепцию. Но у Константина имелась программа, состоящая из собственных песен, и АЛИСА уже начала ее репетировать. В данной ситуации Задерий, не желающий корректировать своих взглядов на роль Кинчева, в общем-то, сам подготавливал конфликтную ситуацию, если хотите — сам подписывал приговор своему дальнейшему пребыванию в составе группы… Летом Задерий покинул её, и «желтая майка лидера» осталась Кинчеву.

Отныне он сразу стал и вокалистом и автором новых песен, да и его внешний облик соответствовал образу рок-музыканта. Кинчев успел к этому времени сняться в одной из главных ролей в фильме «Взломщик»: Константин сыграл рок-музыканта, в картине звучали песни АЛИСЫ, но вот озвучить своего персонажа музыканту не доверили, так что диалоги в фильме приводят в некоторое замешательство. Несмотря на то, что Кинчев остался не слишком доволен своим кинодебютом, в этом же году он снялся в картине «Йа-хха». Свое участие в съемках Константин, в частности, оправдывал тем, что, будучи рок-музыкантом, без соответствующей записи в трудовой книжке мог попасть под существовавшую тогда статью «тунеядство», а фильмы были документальным подтверждением того, что он трудится и является «актером».

В конце 1988 года у группы начались серьезные неприятности. Все началось с инцидента в стиле покойного Джима Моррисона. 17 ноября милицейский кордон не пожелал пропустить Константина Кинчева и его жену Анну Голубеву в ДС «Олимпийский», где АЛИСА должна была выступить в сборном концерте. Когда музыканты появились-таки на сцене, песню «Эй, ты, там, на том берегу» Кинчев во всеуслышание посвятил «иностранным гостям, присутствующим в этом зале ментам и прочим гадам». Ответным ударом стала серия «заказных» статей в питерской газете «Смена», где АЛИСУ обвиняли в антисоветчине и пропаганде фашизма и нацизма, один из материалов так и назывался — «АЛИСА с косой челкой».

Начался почти годичный судебный процесс, названный впоследствии «делом Кинчева». Пинг-понг с властями продолжался в общей сложности восемь месяцев. Музыканты в начале 88-го подали на «Смену» в суд за клевету, а в начале марта лидера АЛИСЫ арестовали на квартире у его директора якобы за учиненный там пьяный дебош и взяли подписку о невыезде, которую Кинчев нарушил буквально на следующие сутки, уехав на гастроли во Псков. По возвращении его ждал административный арест на семь суток и какие-то невнятные ссылки на убитого во время пребывания АЛИСЫ в Пскове милиционера. Дело кончилось тем, что незадолго до последнего судебного разбирательства — 3 октября 1988 г. — «Смена» опубликовала официальное извинение перед музыкантами, после чего АЛИСА решила прекратить дело.

В 1991 г. Константин Кинчев получил премию «Овация» как «лучший рок-певец года».

В мае 1993 г. Константин Кинчев оказался в числе награжденных медалью «Защитник свободной России» за августовскую оборону Белого дома (1991), и в этом же году вышла хвалебная книжка некой экзальтированной дамы Нины Барановской «Константин Кинчев. Жизнь и творчество», а также увидел свет менее эмоциональный сборник — «Константин Кинчев. Тексты». Хотя через год медаль Кинчев вернул (в знак протеста против начала войны в Чечне и возмущенный убийством журналиста «МК» Дмитрия Холодова), это не помешало ему в 95-м принять участие в концерте «Музыканты — Храму Христа Спасителя», а 96-м — в предвыборном президентском туре «Голосуй или проиграешь».

В период записи «Чёрной метки» он и «Чума» сидели на наркотиках. Расставшись со страшной зависимостью (в том числе под впечатлением от смерти Чумычкина), рок-музыкант с головой погрузился в религию. Если до того свое творчество и мироощущение Кинчев относил к язычеству, то с середины 90-х четко разделил языческое и греховное в своей жизни (то есть рок-н-ролл, алкоголь и курение, от которых не отказывается) и православное (посещение церкви, приобщение детей к «жизни в Храме», соблюдение постов и постоянное покаяние от концерта до концерта).

Константин Кинчев женат. Свою будущую супругу Александру Панфилову встретил в винном отделе гастронома «Елисеевский». Саша зашла туда купить бутылочку шампанского, а будущий супруг стоял за спиртным покрепче — в этот день вся рокерская братия праздновала день рождение Юрия Шевчука. Теперь у них большая семья — от первого брака у него сын Евгений, от второго — дочери Вера (Вера Кинчева родилась 1 сентября 1991 г.) и старшая Маша от первого брака Александры.

По материалам сайта http://mos-neformal.narod.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *