МОСКВА

Окопавшись на даче у Д. Тухманова, где находилась довольно приличная по тем временам студия, будущая МОСКВА несколько месяцев интенсивно репетировала, пытаясь найти оптимальное аранжировочное решение.

Название МОСКВА впервые прозвучало в октябре 1981 г., когда на прилавках магазинов появился «сигнальный» миньон с двумя песнями будущей пластинки (хотя имя МОСКВА носила и существовавшая несколькими годами раньше чисто студийная группа, работавшая с Тухмановым над его пластинками).

Сам диск «НЛО» появился годом позже и сразу же собрал урожай восторженных рецензий в прессе, хотя по большому счету настоящих удач среди вошедших в него песен не было. Видимо, это чувствовал и сам Тухманов, ибо обещанного продолжения — в виде новых пластинок, концертов и гастролей (он сам играл в группе на всех клавишных) так и не последовало. Д. Серебряков тут же ушел в организованную Ю. Антоновым группу АЭРОБУС, а двое оставшихся, пригласив в МОСКВУ басиста Анатолия Лемберского (экс-КАРНАВАЛ), клавишника Игоря Бушока и ударника Андрея Шатуновского, начали выступать, рекламируя свое участие в популярной пластинке.

Долго это, однако, продолжаться не могло. Лишенные поддержки своего «крестного отца» и страдающие от дефицита собственных песен, участники МОСКВЫ вскоре перешли на англоязычный репертуар и осели в одном из ресторанов Черноморского побережья.

Весной 1984 г. Носков ушел в ВИА ПОЮЩИЕ СЕРДЦА, Шатуновский — несколько позже — начал работать с ЗИГЗАГОМ, а Белов еще пару лет продолжал выступать под вывеской МОСКВЫ со случайными партнерами.

В 1987 г. Носков и Белов встретились вновь — в ГРУППЕ СТАСА НАМИНА, а затем продолжили работу в «экспортной» группе ПАРК ГОРЬКОГО, созданной в Центре Стаса Намина.

Алексеев А., Бурлака А., Сидоров А. Кто есть кто в советском роке, 1991.