Серьга Necrochrist

Серьга NECROCHRIST, г. Орск

ПАНКОВСКИЙ РАССКАЗ

Лежал сморчок на улице и думал: «Как это меня угораздило очутиться здесь на морозе, да ещё и ночью?» «Ах, — думал он. – Ведь я теперь совсем замёрзну, а так не хотелось бы умирать в мои года». Сознание его стало притупляться, он стал сжиматься весь от холода.

И вдруг… «А-а!.. Куда идёшь, придурок?!» – сморщившись от боли, закричал полураздавленный сморчок. «Ну и денёк сегодня», — вздохнул сморчок и перевернулся на другой бок. На него нахлынули воспоминания. Он увидел, как вот он здесь в носу вместе с другими такими же сморчками. И он в порыве воспоминаний было и дёрнулся даже, но его пронзила острая боль, и он понял, что прилип.

Сморчок даже плюнул с досады. «А ведь не мешало бы позвать кого-нибудь на помощь, — пронеслось в его голове. – Эй, кто-нибудь, ну будьте же милостивы!» – напрягался он, но всё в пустую. Улица была пуста. Да откуда же кому-нибудь быть на ней, ведь была ночь.

И тут он вспомнил: «Ведь есть же Бог на свете. Да, я иногда грешил, но ведь были и похуже». Надежда на спасение вновь зажглась в его почти уже замёрзшем теле. «Да, я должен молиться, — воскликнул он. – И Бог мне поможет».

Так в молитве провёл он всю ночь. Вот настало утро. Надежда почти угасла в нём. Прошёл ещё час, и сморчок уже почти затих. «Эх, — думал он. – Умираю». И действительно умер. А кому он нужен был. Все косились на него. Фу, дескать, какая мерзость лежит. А потом и вовсе уборщица пришла и, отковыряв его от асфальта, злобно выругалась. Как бы и не было сморчка на свете. Странно, да? Вроде был, а вроде нет. Уж теперь-то он сидит на небе и ухмыляется, глядя на нас с вами: «Вот я какой. На небе живу».

А на утреннем небе догорала последняя звезда и ветер раздувал бумажки с мусорной кучи.