ИЛЬЯ СЁМКИН: «Рыбы»

Нечто похожее получится, по-моему, если к чижовой компании пристегнуть духовую секцию от Жени Осина. И чтоб все знали, что играют не за бабки и не за ящик водки. Вот и выходит уже некая концепция… Вообще-то, я не слушаю Чижа с тех пор, как он перестал быть одним из разных людей и стал просто птицей. И не хочу. А Сёмкина хочется слушать ещё и ещё. Хотя добрая половина текстов представляет собой нескладушки, подведённые под ту же концепцию. Хотя – с размером всё в порядке, в отличие, скажем, от «Крыльев» НАУ, где, вроде бы, и рифма присутствует, но отсутствует напрочь и размер, и смысл, и что-то ещё. То самое, что есть в текстах Сёмкина:

Троллейбус шёл по тёмному городу,
Троллейбус шёл по зелёному городу,
Водитель пытался бросить курить
Двадцать четыре года подряд.

А она была похожа на пантеру,
Она была похожа на школьницу Веру,
Её звали Девочка-с-дырой-в-кармане,
Она улыбалась двадцать пять часов в сутки.

Водитель видел на небе луну,
А на луне – двух астронавтов,
Но ему до них не было дела:
Троллейбус исправен, водитель доволен.

А она – как зверёк с кокаином внутри,
Она – как зверёк с героином внутри,
Среди бесконечного лабиринта
Из наших рук, надежд и желаний.

И она хотела пить – быть может, с похмелья,
Она хотела пить – быть может, от счастья,
Но каждый, кто пытался её обнять,
Не мог разгадать, в чём же здесь суть.

А троллейбус шёл всё дальше и дальше,
В салоне становилось всё жарче и жарче,
А город за окном превращался в аквариум,
Наполняясь чистой водой…

Что же это – то же самое? Не знаю. Мечта увидеть синеву на месте серого неба, зелёный город на месте серых стен, чистую воду на месте серой Невы… Но он – городской ребёнок, а реки здесь одеты в гранит… И вот – он идёт по этой земле в поисках зелёного метро… Вспомнил я, как это называется – Душа. По-моему, всё это созвучно словам другого человека – давно умершего на чужбине, а значит, ставшего для нас святым:

А что душа? – Прошлогодний снег,
А глядишь, пронесёт и так.
В наш атомный век, в наш каменный век
На совесть цена – пятак.
И кому оно нужно, это добро,
Если всем – дорога в золу?..

Зола – она ведь тоже серого цвета… А что Сёмкин – плоть от плоти своего города, своей культуры? – Всё так же, как кто-то до него, достаёт из кармана Пачку «Беломора», садится в Троллейбус – тот самый, что идёт на Восток, — ищет Зелёное в сером, общается с Вечными Джульеттами и Юными Леди, и в сером небе видит Рыжую Лису…

Спросите, как мои дела,
И я отвечу: лучше всех.
На все вопросы о любви
Вам отвечает детский смех.
И хватит ползать по земле,
Давайте взглянем в небеса:
Среди заснеженных полей
Гуляет рыжая Лиса…

А что – Рыбы? Рыбы, с лёгкой руки Борзыкина, вот уже 10 лет – такой же питерский штамп. Но у Сёмкина Рыбы – нечто ускользающее от серебряных домов и золотых машин, нечто эфемерное, но непременно существующее, как та самая Душа:

Я пойман в аквариум,
В аквариуме жить нелегко.
А Рыбы – они всё равно уплывут
Далеко-далеко…

Вердикт. Необходимо слушать в любом состоянии души и тела. После хорошей затяжки… Рыбы уплывают…

P.S. В свете всего вышесказанного, на мой взгляд, странно было бы обнаружить в текстах Сёмкина пару слов из словаря ненормативной лексики. Самое слэнговое слово здесь – «ништяк».

С. ВЕТЕР