Интервью с группой ЧУЖИЕ (Иваново)

Группу ЧУЖИЕ основали Г. Ромычъ и Эн. Хабарова 17 декабря 1993 года, тогда же состоялось первое выступление у кого-то на квартире в г. Иванове.

Альбомография:
1. Солнце Бессонных – 1994
2. Live In Uventa – 1996
3. Росстань – 1996
Также сборник стихов «Маленький мир в тёплой коробке».

В: Привет.

Ч: Привет.

В: Скажите, кто такие ЧУЖИЕ и с чем связано такое название?

Ч: ЧУЖИЕ – это прежде всего только мы с Эн и пока больше никто, у нас нет постоянного состава, да и вряд ли будет. Есть люди, которые помогают, играют с нами, но это все самостоятельные личности. А если говорить о названии, то оно родилось на одном из фестов, куда мы пришли выступать, где среди всего этого попса, смеха, веселья, профессионализма и т. п. почувствовали себя настолько далёкими и безнадёжно чужими, к чему привело крайне депрессивно-агрессивное наше выступление. Вот так и родилось название, так и стали ЧУЖИМИ.

В: Как вы бы назвали стиль, в котором играете?

Ч: Стиль, мы его наверное никак бы не назвали, это даже не стиль, мы ведь не только играем, мы также пишем стихи, Эн рисует. Мы просто делаем то, что способно ещё жить, способно что-то сказать. Так же можно делать всё, что угодно: бить стёкла, строить дом… Главное, чтобы это было искренне и честно. Мы выбрали музыку и поэзию.

В: Что вы хотите сказать людям, или вы творите для себя?

Ч: Здесь скорее подойдёт не «сказать», а «донести». Донести – это не выразить словами, лучше слушать песни. В них всё противоположное этому миру, року и т. п. Попытка «при закрытых дверях творить чудеса», постоянная борьба с этим маленьким миром в тёплой коробке, где каждодневно прозябают миллионы, думая: вот завтра, завтра… А в итоге… Здесь нет ничего глобального, вот есть снег и есть наши песни, есть солнце… И если находятся такие же «чужие», то мы неминуемо встретимся. Те, кому это близко – принимают; те, кому нет – отказываются. Но мы, в общем-то, никого не зовём за собой, не хочешь – оставайся.

В: Когда вы написали свой первый стих или песню?

Ч: Это даже не вспомнить, наверное, в детстве, «когда деревья были большими».

В: Как рождаются песни, что сначала: текст или музыка?

Г.Р.: Об этом сложно сказать. Обычно это происходит ночью, что-то заставляет пойти взять гитару, а потом – иногда долго, иногда нет – пролетает куча всяких образов, пока всё это не сольётся более-менее в одно целое. Утром я никогда ничего не переписываю, не поправляю. Если серьёзно, то, по-моему, каждый миг, что бы ты ни делал, куда бы ты ни пошёл – это новый образ, слово, новая песня, стих…

Эн: Мне тоже трудно сказать, как. Каждый раз это происходит по-новому, каждый раз это неожиданное.

В: При работе над новой песней думаете ли вы, как будет воспринимать её слушатель?

Ч: Когда что-то пишешь, «думать» переходит в «чувствовать», так что нет, не думаем. На концерте – это другое дело. Главное, чтоб песня дошла до зала. Например, если это квартирник, то тут можно петь песни более глубокие, нежели в большом зале. Там это будет впустую.

В: Расскажите о ваших концертах, о фестивалях, в которых вы принимали участие.

Ч: Попробуем быстро перечислить. Прежде всего, большое количество сольных концертов по Иванову, также фестиваль под названием «Рок-февраль», правда, роком на нём и не пахло никогда, так как он устраивается типичными троицкими и тому подобными дельцами. Ну, короче, глупо перечислять – слишком много. Наверное, лучше сказать об отношении ко всему этому. В родном городе мы отказались играть и вряд ли скоро появимся, так как тут неминуемо хотят слепить из тебя нечто приторно-красочное, ничего кроме развлечения. Почти все команды уже давно и, по-моему, сами того не понимая, развлекают народ – лишь было б где провести время, встретиться, потусоваться. Это не для нас, мы совершенно отказываемся кого-либо развлекать. Конечно обидно, много хороших людей в этом тонет, но… Так, в принципе, и везде, нет уже давно никакого рока – продали, а если и есть, то это всего лишь тусовщики, нацепившие на себя кучу всякого дерьма. Чьё желание ограничивается хотением пива и потрясти одним местом перед сценой, другие же занимаются этим на сцене – не велика разница. Конечно, в каждом отдельном городе есть либо человек, либо группа, которые по-настоящему пытаются что-то сделать. Мы это знаем – это хорошо, но таких мало. Сейчас, когда «всё можно», нужно уйти от всего этого, от всех столиц, клубов и так далее, нужно стать «чужим» для всего этого. Мы считаем, сейчас нигде, кроме как в самой захудалой провинции, ничего настоящего родится не может. Так что «мы споём ещё не раз на нашей рок-н-ролльной помойке».

В: Интересно было бы узнать, какие группы, при таком отношении к окружающему, вам нравятся?

Ч: Это всё можно перечислить по пальцам. Если с самого начала, то это: Высоцкий, Башлачёв, Янка, всё собрание ГрОб-Records, Неумоев, ДРУЗЬЯ БУДАРАГИНА (город Кинешма Ивановской области), Александр Непомнящий, СЕЛЬСКОЕ НАСЕЛЕНИЕ (Иваново). Вот, пожалуй, и всё, но это если учесть наши слова о том, что всё равно почти в каждом городе существует нечто настоящее, просто мы их не слышали, как многие не слышали нас. Ну, а из западного в большом диапазоне – от SEX PISTOLES до Баха.

В: Где были записаны ваши альбомы?

Ч: Всё было записано на домашней студии ALIENS RECORDS, выпущено там же, кроме нас там записывались и другие ивановские музыканты.

В: Нет ли каких новых проектов?

Ч: Сейчас готовится новый сборник стихов, к весне выйдет в свет. Также, в конце февраля на московской студии «Колокол» будет записываться сольник Эл.

В: Ну, и на последок – пожелания читателям.

Ч: Счастья, конечно же (шутка). В общем-то, все пожелания мы уже наговорили, а если просто, то почаще на небо посматривать, на лес… Чтоб каждый постарался добить в себе маленькую тварь.

В: Вот, вроде, и всё. До свидания!

Ч: Счастливо.

P.S. Г.Р.: Всё, что здесь наговорено – ничтожно мало, наверное, хотелось бы сказать больше, а скорее всего, ничего не хотелось…

Интервью у ЧУЖИХ взял Евгений ЗУЙКОВ.
Иваново, 31 декабря 1996 года.