ОМОН РА КАК РАЗОГНАЛИ РЭЙНБОУ

На днях доблестный питерский ОМОН пополнил свой и без того блестящий послужной список еще одним героическим деянием. Место: 10 км от станции Мшинская, на реке Кемке. в Лужском районе Ленинградской области. Время: 4 августа 1998 года.
Представьте себе: большая поляна, с одной стороны речка, с другой лес. На поляне возвышаются островерхие постройки, похожие на вигвамы. Повсюду стоят палатки, горят костры. Люди сидят у костров, бродят по поляне, некоторые танцуют, напоминая в своей цветной развевающейся одежде лесных эльфов. Слышится дробь барабанов, звуки флейт, гитарный звон, разноязыкая речь. Симпатичная парочка в растрепанных венках, расшитой одежде и самодельных бусах, обнявшись, идет к реке. Думаете, это мирный молодежный лагерь? А вот и нет. Это сборище правонарушителей, подлежащее безжалостному разгону. И вот одним прекрасным утром в лагере появляется добрая сотня омоновцев с овчарками, дубинками, автоматами. В небе тарахтит вертолет — говорят, в нем находится руководитель операции, генерал Серов. На борту вертолета символичным образом написаны буквы «РА» и номер. Обитателям палаток и матерчатых вигвамов-типи, собравшимся в традиционный круг, объявляют, что мероприятие их — несанкционированное, санитарные нормы не соблюдаются, и вообще, данная местность находится под угрозой эпидемии гепатита. На сборы — два часа. Уже через сорок минут, однако, начинается форменный произвол. Из палаток вышвыривают вещи. Не подпуская хозяев, стражи порядка производят «обыск», в процессе которого изымаются не только незаменимые в лесу «колющие-режущие», но и ценные вещи, например, фотоаппараты, крупные суммы денег (некоторые иностранные гости жалуются на пропажу сотен долларов), вообще то. что плохо лежит. И наоборот, подбрасываются (зачем бы это?) какие-то пакетики, шприцы, ампулы, таблетки.

Надо сказать, что незадолго до основного вторжения .лагерь посетило несколько омоновцев. Днем они мирно пили чай, а ночью выпили водки, кого-то избили, одному «просто так» отрезали длинные волосы. Непонятным образом жители лагеря продолжали считать, что все как-нибудь обойдется. Не дав толком собраться, омоновцы — молодые горячие парни, только что из Чечни — стали буквально пинками выпихивать людей с поляны, травить собаками, в ход пошли дубинки. Один из парней рассказывает: «Вышел из типи с ножом — отрезать веревки от колышков, тут же получил от проходящего омоновца дубинкой по руке и сразу по голове. Ну что ж, -говорю, — спасибо, мастер, за науку». Те, кто приехал с маленькими детьми, бросали все и спасали детей. На разоренных стоянках валялись музыкальные инструменты, одежда, нехитрая походная утварь, выпотрошенные палатки, типи- Каждый, кто был в походе, знает, как милы сердцу даже походные миски и ложки. А знаете, что такое любимая гитара? А самодельная одежда, расшитая яркими нитками, бисером и бахромой? И сколько труда вложено в самодельный барабан, совсем как настоящий африканский, с козьей шкурой и кожаной оплеткой? И что значит в городских условиях сшить по выкройке брезентовый вигвам-типи? Иные шьют его всю зиму, украшают, как могут, свой будущий летний дом. Весит свернутое типи от 10 до 30 кг. ставить его — целая индейская наука, на это уходит несколько часов. Но ОМОНу дела нет до каких-то бродяг с их дурацким скарбом, цветными знаменами и колокольчиками. Марш-бросок по болоту под ударами дубинок. « — А что, солдаты помогут донести вещи?» — спрашивали хозяев положения. « Хе-хе, — развеселился кто-то из начальства, — делать им нечего». «- А автобусы для того, чтобы отвозить людей на станцию?» «- Вот еще! Сюда дошли пешочком — и обратно дойдут». Говорят, один омоновец нес полуторагодовалого ребенка — как выяснилось, для того, чтобы засунуть в специальный автобус, предназначенный для малолеток. Странное явление наблюдалось в небе над бывшим лагерем. В слабеньких, полупрозрачные полосатых облаках образовалась огромная дыра сквозь которую не просто светало солнце, но сочился какой-то сияющий туман. Может быть, это просто от вертолета и никакой мистики, но зрелище было впечатляющее. На выходе из леса куда стянуто невиданное для здешних мест количество милицейского транспорта (гаишники от скуки дулись в карты — очевидно, их позвали чисто до кучи, для размаха), стоит трогательный таможенный столик: всех опять обыскивают, перетрачивают вещи, переписывают данные. В отдельный автобус помещают всех, у кого не оказалось при себе паспорта в другой –тех, кому нет 18. Выходит из леса парнишка лет восьми, перепуганный, чумазый, озирается затравленным волчонком — явно ищет, куда бы смыться. Тут как тут дяденька в серой форме: «Тебя как зовут?» — «Добрыня». — «Иди сюда, мой xopoший Добрыня — и за руку в автобус, а там в спецприемник. Родители мальчика отлучились на пару дней в Москву по делам. Рядом компания омоновцев наперебой угощала плюшками с чаем совсем крохотного малыша, который еще ничего не боялся. Ночь в приемнике-распределителе. Наутро питерских разобрали родители. Другим пришлось задержаться надолго. Многие из детей приехали в лагерь с друзьями своих родителей, но кто же им на слово поверит? Отдельный разговор — с иностранцами. Им довольно вежливо объясняли насчет несанкционированной стоянки и просроченной регистрации, ну, а такой мелочью, как пропажа новой палатки или 300 — 500 долларов, никто заниматься не стал. К одному из американцев (по иронии судьбы, это оказался журналист с аккредитацией CNN) проявили особое внимание, долго спрашивали, зачем, когда и с какой целью он прибыл в нашу страну. Видимо, заподозрили организатора.
Но на беду (или на счастье), у международного лагеря Rainbow («Радуга») нет организаторов. Нет лидеров, нет структуры лестничного подчинения. Это иной тип объединения, где никто никем не командует и каждый отвечает за все. Сознательное отношение к себе и миру — главный принцип Rainbow.
Говорят. Rainbow образовалось 30 лет назад в .Америке, после Вудстока. Целая куча народу решила: нам было так классно вместе —почему бы не собираться каждый год? С тех пор слеты проходят ежегодно в .Америке, а уже лет 15 — и в Европе, во многих странах местные и раз в год -общеевропейский. На всеамериканский слет съезжается под 30000 человек, па европейский обычно до нескольких тысяч. И надо же такому случиться, чтобы на прошлом европейском Rainbow, в Греции, было принято общее решение — в 1998 году переместиться в Россию. «Вас ничему не надо учить, — радуется швейцарец Алекс, эрудит, полиглот, неутомимый путешественник.
— Русские как будто прирожденные люди «Радуги» : чувствуют общность, готовы поделиться последним, им никакого специального слета для этого не нужно». Вместо обуревающей массы погони за материальными ценностями предлагается способ выжить — держаться корней. Отсюда интерес к этнической музыке и костюмам, к традициям американских индейцев и ценностям восточных цивилизаций. Пара недель на природе, в окружении друзей, показывает человеку, как можно жить с матерью-землей в согласии, не калеча и не насилуя ни ее, ни собственное естество. Для большинства это просто каникулы, но есть и такие, кто постоянно живет подобным образом, перемещаясь по всему миру со слета на слет, или где-нибудь в лесу на хуторе-коммуне. Среди западных «радужников» немало уличных жонглеров, музыкантов, клоунов, зарабатывающих на пропитание на улицах больших городов. Многие кочуют целыми «семьями» на автобусах и в фургонах-«караванах», ярко раскрашенных, расписанных забавными и глубокомысленными изречениями. На вопрос «откуда ты?» они отвечают: «отовсюду!». Есть и мастера-ремесленники, вне слетов изготовляющие, например, одежду, посуду, глиняные, кожаные, бисерные сувениры и
украшения в этнических традициях. Им есть чему друг друга научить, поэтому много времени на слете уделяется семинарам-мастерским: здесь и народная медицина, и музыка, и различные ремесла, и основы медитации. (Правда, для широкой русской души это бывает порой скучновато: ну вот, у меня каникулы, а вы опять — учиться).Таким образом. «Радуга» предлагает альтернативу современному миру — загазованному, заорганизованному, лелеющему свои комплексы, слабости и дурные привычки, позволяет человеку вспомнить, откуда он родом, прикоснуться к чистой земле, к чистой воде. Причем огромное внимание уделяется сохранению этой чистоты -считается, что после слета земля должна стать не грязнее, а чище. На Мшинсной запутавшиеся власти уже не знали, какой выбрать предлог: среди объяснений, кроме «антисанитарного состояния» и «угрозы эпидемии», фигурировали какие-то «последствия Чернобыля» и Бог знает что еще. По меткому замечанию газеты «SPB Times», на стоянках было значительно чище, чем в ином отделении милиции. Купались в реке, а воду брали из чистого источника и за месяц никто не заболел. Да и сами омоновцы, когда им показали, откуда берется питьевая вода, сокрушались: эх, жаль, некуда набрать, такая отличная водичка. Наконец на платформе собралась вся толпа силой выдернутая из леса. В отдельный поезд их двух вагонов поместили малолеток, и. когда он тронулся, вся платформа закричала, засвистела заулюлюкала, замахала им вслед На станции всех опять переписывали: интересно, зачем? Для статистики? Кстати, местная милиция вела себя весьма лояльно: «мы, — мол — сами не понимаем, за что вас так, нам вы не мешаете, ничего не нарушаете». Да и все местные жители были доброжелательно настроены. За изгнанниками бежали белобрысые детишки: «А вы можете подарить фенечку на память?» «Ты что, — одернул один мальчонка другого, — они же заразные». («УГРОЗА ЭПИДЕМИИ» — гласил наспех намалеванный щит на опушке леса, где начиналась узкоколейка — по ней в лучшие дни местные мужики возили ребят на дрезинах до самого болота). Три вагона в которых ехали «радужники», перекрыли с обеих сторон, так что у многих возникло опасение, что на вокзале ждут новые репрессии. Но тут, кажется, все обошлось. Назавтра вся толпа толклась под дождем у Казанского собора обсуждая события и пытаясь отловить свои вещи, которые удалось спасти друзьям. Появились журналисты из питерской газеты «Час пик» — кстати, опубликованная там информация вполне достоверна и объективна. На Rainbow вообще-то не принято прибегать в помощи СМИ: контакт с ними, равно как и официальная регистрация фестиваля, чреват привлечением праздного общественного внимания, а ведь для работы над собой необходимо спокойствие и сосредоточенность, здесь надо быть участником, а не наблюдателем. «Час пик» оказался на высоте. Зато в лучших традициях выступила “Комсомольская правда”: в крохотной заметке фестиваль был представлен сборищем “грибников”, заготавливавших психоделические грибы-псилоцибы. Напрасно, однако, поспешили господа журналисты блеснуть эрудицией в области модных тенденций молодежной субкультуры. Псилоцибы. как известно, созревают только осенью. С тем же успехом можно было устроить на Мшинской сбор индийской конопли, а еще лучше лизергкновой кислоты, которая в тех краях сочится прямо из стволов деревьев наподобие березового сока.

На следующий день (6 августа) в Доме Журналистов состоялась пресс-конференция. результаты которой уже опубликованы. На контрконференции, проведенной ГУВД демонстрировалась видеопленка, снятая по заказу милиции. Оператор оттянулся, заострив внимание, как пишет «SPB Times», на «особенностях женской анатомии» — действительно, вдали от посторонних глаз многие загорали в неуставном виде.
«Радуга» в России проходит в шестой раз, и никогда еще ничего подобного не было. Что же произошло? Говорят, что на Мшинской накрыли целую группировку торговцев наркотиками. По свидетельствам очевидцев, в лагерь в самом деле наведывались местные, предлагавшие по дешевке коноплю, а может, и не только. («Уж мы-то с тобой знаем, как она пахнет!» — веселились омоновцы на опушке. Ясное дело, каждый советский солдат, особенно отслуживший в Азии, знает, «как она пахнет»). На полтысячи человек лишь у нескольких при обыске обнаружили коноплю. Согласитесь, на любой дискотеке этого и значительно более серьезного добра в десятки раз больше. Законы Rainbow вообще исключают алкоголь и наркотики, замутняющие чистоту восприятия. Вы можете себе представить лагерь на природе, у нас в России, без водочки и всего, что с этим связано? А вот же ведь, это возможно. Единичные случаи — досадное исключение. Власти же, естественно, насторожились: ага не пьют — значит, торчат.

В конце концов, если уж так необходима была эвакуация, можно было хотя бы дать людям время на сборы, а не создавать атмосферу оккупированной территории, знакомую нашей молодежи лишь по телерепортажам. Но кому-то понадобилась паника унижение «противника». Видно, других методов эти органы не признают. Сработала ностальгическая привычка к обращению с «неформалами», запахло каким-нибудь аж 79-м годом, когда несколько десятков молодых людей со всей страны решили собраться на хуторе под Валдаем, а их переловили, как преступников, и некоторых до конца лета продержали в нечеловеческих условиях каталажки. Вот. собственно, и все. Говорят, что областной прокурор, по чьей санкции гворился произвол, за два дня до событий умер от сердечного приступа и съехал на своей машине в Фонтанку. Говорят, что некий омоновский начальник принес извинения за своих подопечных и обещал, что в следующий раз они будут повежливее. В следующий раз! Судьба русского Rainbow, совсем еще юного, вызывает серьезные опасения. Надеемся, что «в следующий раз» власти предержащие не станут раскошеливаться на дорогостоящую операцию с собаками, вертолетом и таможенным столиком на опушке. Хотя, по словам одного остроумного человека с большим рюкзаком — «Мы же как дета, а для детей ничего не жалко!»
Со слов участников и очевидцев записал Капитон НЕМАЯ
Рецензии от Дитрия Урюпина…


Обсуждение