АКУСТИЧЕСКАЯ ЛАПША ПО ПИТЕРСКИ (“Vermicelli Orcestra”- «Анабасис»; WhiteHorse Music, CD)

Н-да-а-а!.. Безумству храбрых поем мы песню!!! Ибо только безумец — или гений (а ведь умные дали до сих пор пытаются разобраться, насколько близки эти состояния), короче, только весьма неординарная личность, мыслящая абсолютно нестандартно и глубоко плюющая на общее положение дел в отечественной музыке (или же, наоборот — крайне им озабоченная) может записать акустический инструментальный альбом с совершенно ни на что не похожим звучанием, да еще назвать его малопонятным словом… И ладно еще. если безумец один! Но целый оркестр…
Именно так постУпил аккордеонист и мандолинист «Аквариума» и «БГ Бэнд» Сергей Щураков (фото на обложке). Грамотный профессиональный музыкант, он памятен многим, в частности, по изысканному соло на мандолине в гимне “Поколение Дворников» (альбом “Равноденствие»). Но вот прошли годы — и откристаллизовалась идея собственного проекта. Сергей собрал добрую дюжину музыкантов (среди которых и рокеры — в том числе родом из “Аквариума», — и вполне академические люди), назвал новое образование “Вермишель Оркестра». С означенным оркестром Щураков и начал исполнять собственные инструментальные композиции, весьма необычные по звучанию и построению. Часть программы оркестра и была зафиксирована на вышедшем в Лондоне (в том числе и для России) CD “Анабасис” — на обложке которого, к слову, название коллектива приобрело более кокетливое написание: “Vermicelli Orchestra”. Суть, правда, от этого не поменялась. К счастью…

Гастроли коллектива, в котором участвует до двенадцати человек — дело весьма затруднительное. И потому V0 пользуется пока в основном местной, питерской, популярностью (если можно говорить о популярности чисто инструментальной команды отнюдь не дискотечного звучания — такая изыскавшая музыка, увы, сегодня почти не имеет шансов на существование). Впрочем, расползающиеся записи медленно, но верно делают свое дело.

Но что же это за музыка? Вопрос сколь интересный, столь и непростой.
В оркестре звучат духовые — флейты и гобой, смычковые — виолончель (greencello!) Севы Гаккеля и скрипка, а также мандолина, перкуссия Олега Шевкунова, великолепная гитара Наиля Кадырова — участника многих известных и не очень (но всегда весьма любопытных) питерских коллективов. Аранжировки изысканны, каждый инструмент находится исключительно на своем месте, предназначенном именно для него, ведет своего рода “умную беседу» с другими участниками оркестра, периодически выступая соло — никого при этом не
перебивая. Изысканная музыка, редкой красоты и эмоциональной насыщенности!

Стиль своих композиций Сергей Щураков определяет как необарокко. Определение это весьма условно, как и любое другое. Вообще же музыка Сергея, повторюсь, очень странная, эклектичная, полистилистическая; в ней присутствуют элементы романтизма и барокко, кельтские, арабские, тирольские мотивы арт-роковая, рок-н-ролльная, а в паре мест даже, кажется, хардовая ритмика. Все это скрашивает легкий, едва заметный налет минимализма (в духе М. Неймана). При этом построение композиций четкое, строго выверенное, академичное, почти математически вы :чи-знн ;е — гажетс», здесь ыже чет места для импровизации, разнородные элементы гармонично соединяются в то, что можно было бы назвать картинами, писанными музыкальными средствами. Картинами, где каждый мазок, поставленный строго на своем месте, способствует восприятию красоты всего полотна.
Качество звука пластинки — выше всяких похвал (а ведь акустику записывать — дело непростое!); кроме того, стоит заметить, что запись явно велась по “оркестровому принципу” — то есть не записывался отдельно каждый инструмент с последующим сложением дублей, но в студии находился весь коллектив целиком (как, например, “Beatles” на “Let It Be” ). Простоты в работе над саундом этот прием не прибавляет, зато результат получается значительно живее, динамичнее.
Названия как альбома, так и отдельных композиций загадочны (“Кьяни”, “Рун”, “Хола-Холо»). В принципе, это правильно — ничто не мешает слушателю воспринимать музыку по-своему, без влияния авторских видений и фантазий. И, пожалуй, это единственное, в чем V0 не оригинален. Подобные эксперименты известны и в академической, и в современной музыке (достаточно вспомнить альбом “Вакавилия” отечественного нью-эйджевого “Оркестра Алеаторики», где каждая вещь имеет имя в виде загадочного созвучия). Разница лишь в том, что все имена композиций “Вермишели…” имеют четкое и вполне конкретное значение — это лишь вопрос эрудиции… Не расшифровывая всех словес, скажем лишь, что имя альбома (который вообще-то изначально планировалось назвать “Борода Лопатой”) это древнегреческое слово, обозначающее жанр литературного произведения о походе вглубь страны. Какую страну имел в виду Щураков? Что это — Эдем. Аркадия? Да так ли уж это важно! Пусть каждый решит для себя сам…


Обсуждение