Серый оттенок бледного

Минск «Тры колеры». 6-10 Февраля.

Тур первый (отборочный)

Долго переносился фестиваль «Тры колеры» с одного срока на другой, пока, наконец, предприятие не было передано из рук тов. Зайченко в руки тов. Шульмана. Фамилия последнего говорила сама за себя, за ней таились великие его организаторские и коммерческие способности. И был устроен в Минске рок-марафон, начиная от 6 Февраля и попсово—металлической команды ПЕРСОНА НОН-ГРАТА из Бреста до 25 Февраля и монстров рока — группы МАСТЕР.

Решив сразу, что весь марафон охватить (осветить) у О’КОРОКа руки коротки, первый день мы как-то пропустили. Ну и что? Что можно сказать о ПЕРСОНЕ НОН-ГРАТА, кроме того, что это группа из Бреста, о МЕХАНИКЕ, кроме того, что это трэш из Мозыря да ЕЩЕ О КОМ-ТО из Минска. Ничего. О группах БЕСЦЕРЕМОННОЕ ВМЕШАТЕЛЬСТВО и МЯСЦОВЫ ЧАС мы и так много знаем. Хорошие группы. А вот о ДОМИНО скажем. Скажем, что из получасовой беседы с лидером группы Колей удалось выяснить, что никакая это не группа, а театр, а театр этo плохой, а вернее никакой. И когда они не смогли стать театром, а рок-н-ролл, вылезший из андерграунда, пользовался животным спросом у серой массы, доминошники решили срубить капусты «по-легкому» и подались в рокеры. На мои глубокофилософские размышления по поводу экзистенциализма и контркультуры Николай ответил просто: «Жить-то за что-то надо, вот и стараемся чтобы программа была разнообразней и нравилась всем. И концепция наша — нравиться всем и чтобы все было профессионально». Другим словом, концепции у них тоже никакой.

А вот «великому» знатоку рок-музыки на Белой Руси Адаму Глобусу хочу заметить, что не стоит раздавать призовые места и высокие оценки группе за то, что она поет его стишки. Поскромнее надо-бы. (Адам Глобус — автор части текстов для групп ДОМИНО, УЛIС, БОНДА и почему-то неизменный член всех жюри на рок-фестивалях в Белоруссии — прим. автора).

Итак, итог первого дня: стараниями Глобусов, Подберезских, Семашко и пр. в жюри, была прокинута группа БЕСЦЕРЕМОННОЕ ВМЕШАТЕЛЬСТВО, а «доминошники» стали лучшей группой дня. Вторым стал МЯСЦОВЫ ЧАС.

Странная ситуация сложилась в Белоруссии: народ мало-помалу набирает свою дозу радиактивного стронция и цезия, Народный Фронт истерически кричит о помощи, евреи стремительно покидают города, вызывая мандраж у окружающих, а рокеры поют «песни с зонтиках», т.е. они вовсе не рокеры, а проститутки от музыки.

С такими мыслями и прозевал группу ФРЭДДИ ГРАНД. Следующая группа — ГОСПОДИН БОЛЬЗЕН развеселила публику. Еврей Гена, рассказывая о творческом пути группы, сказал, что он у них небольшой. Они всего три раза выступали на сцене и все три раза в Бобруйске, и их так знают и любят, и за это они удостоены «Почетной грамоты СССР в борьбе за мир». Состав наполовину акустический: гитара, две флейты и все, вроде, замешано на Востоке, но «кришна далеко», да и звук — дерьмо, ничего не понять.

Группы КАМЕННЫЙ ДОЖДЬ и ПОЛЕ ЧУДЕС одинаково попсово-металлические, хотя по музыке совершенно разные.

ЫЫЫ и Вася Ш. в Минске показывались впервые и в этом была вся их прелесть, потому что второй раз смотреть ЫЫЫ нет ни смысла, ни желания. Вася показывал тот-же полуфабрикат, что и в Могилеве. Конечно, тусовка повеселилась от стишков, «Песни про хорошего милиционера» и упражнения «Велосипед» для укрепления мышц брюшного пресса. Васе пора бы уже сделать новый шаг, а он все еще показывает свои старые достижения. Так можно и до дегенерации дожить.

Андрей Иванов с новым составом ЗАРТИПО выглядел необычно скромно. Звук был отвратительный и только чисто интуитивно можно было догадаться «о чем поет ночная птица», т.е. вокалист, оставшийся от старого состава. Первая вещь «Ага-Ага» была типично зартиповской, с жестким ритмом и, как мне показалось, интересным текстом. Следующей была «Люли-лякая». Этакая фолк-рэггей-баллада. Дальше начался какой-то бардак, вырубился аппарат, объявили перерыв, а после перерыва ЗАРТИПО продолжила, но это уже была фигня, лучше бы они вообще не выходили. С изменениями в составе появились и изменения в музыке. Некая блаженность, типа Джима Моррисона. С уклоном в сибирский панк, но что-то сказать конкретное по трем вещам трудно. Остается ждать выхода альбома.

День заканчивал клуб БОНДА. Этакая новая форма существования музыкантов по принципу «волки сыты и овцы целы». К остаткам БОНДЫ (Марков, Кныш, Ворошкевич) подвалила пара мажоров из ФОРПОСТА и они стали сейчас играть то, что кому хочется, дабы избежать извечных конфликтов с выборе репертуара и иметь возможность играть везде, начиная от халтур на помпезных праздниках и до контркультурных рок-сейшенов. Итак, в составе клуба три группы: собственно БОНДА, РАДИО СВОБОДА (РС) и РИТМ-Н-БЛЮЗ.

Группа БОНДА существует, чтобы могли играть все сразу. Группа PC — чтобы играть то, что сочинил Ворошкевич, а группа РИТМ-Н-БЛЮЗ существует для того, чтобы играть то, что сочинил Джими Хендрикс, которого очень любит Ваня Марков. Первые две группы делают то же, что раньше делала БОНДА, а сейчас делает УЛIС, а УЛIС не делает ничего, дерет Ю-2 и ПОЛИС. Ваня Марков играет блюзы и рок-н-роллы Джими Хендрикса, делает это искренне, с заводом и колоссальной энергией и, кажется, в порыве экстаза готов грызть струны зубами и крошить гитару, но советская действительность не позволяет, и за это я его уважаю. Во время «Ритм-н-блюза» заводился и невозмутимый Кныш за барабанами, что тоже радует. Звук, конечно, был не совсем Хендриковский, немного тупой и плоский, но все равно это был рок-н-ролл.

Новый день принес новую печаль. Целая куча групп (ЛИНДА, МАГИЯ, ИНТЕРПОЛ, ЭКСГУМАТОР, РАДИАЦИЯ, ЖЕЛТЫЙ ПРИВКУС) и такая тоска. Не мудорствуя лукаво, перепишу здесь все, что мне удалось отметить в своем блокноте во время концерта.

ЛИНДА — дисбаланс, женщина-вокал, попс — скука.

МАГИЯ — Бобруйск, а представились от могилевского рок-клуба.

Как такое говно умудряется пролезать на фестивали, в то время, как группам во сто раз круче (ПОСТОЯЛЫЙ ДВОР, ЛАБИРИНТ) там нет места? Зайченко трепал, что могилевчан принять не может, мол, городской фестиваль, а сами насгребали всякое…

ИНТЕРПОЛ — клевый звук, английский язык, попс-кабацкий, развлекаловка.

ЭКСГУМАТОР, РАДИАЦИЯ — чистая страница.

Повальный трэшевый лом в Минске удивляет, но и заставляет обратить на себя внимание. Как можно так долго долбить одно и тоже? Тупое упрямство, или за этим действительно что-то есть? После первого тура удалось сойтись с бывшим вокалистом РАДИАЦИИ. Дело было за водкой, как зовут — не помню. Но, что-то во мне дрогнуло. Как ни странно, он врубается в рок-н-ролл. Понравилась его концепция трэша, как самовыражения, т.е. неважно, какой там язык: русский, белорусский, английский, и неважно, о чем поется: I fuck Perestroyka или белые розы.

Все можно заменить истерическим собачьим лаем и надрывным звучанием инструментов — это и будет трэш. Он мне честно признался, что это он бросил бутылку в танцовщицу Хоя, потому-что увидел ее не в образе, увидел халтуру и конъюнктуру, т.е. то, против чего направил все свои действа в трэше. Кстати, самой страшной конъюнктурой он считает белорусскоязычников, всех, кроме МРОИ.

ЖЕЛТЫЙ ПРИВКУС — клевый звук, но это к року никакого отношения не имеет.

За сим я поспешил удалиться, не желая боле мучиться. В это день был еще УЛИС. В памяти вставали слова Кравченки (бас) о том, что он знает, как делать рок-н-ролл. Жалко, конечно, что корреспонденты «Крынiцы» принимают это за чистую монету и пишут об этом в своем журнале. Если у нас все будут делать такой рок-н-ролл, то это будет жопа, а не рок-н-ролл. Стало обидно за Мориссона, Хендрикса, Башлачева. Я расстроился, напился и на следующий день вообще не пошел на фестиваль, о чем теперь сильно сожалею. Говорят, были клевые группы: ЛЯПИС ТРУБЕЦКОЙ, ФЛЕТ, ЧИСТОЕ СЕРЕБРО. Я, правда, не очень верю разговорам. Перед этим мне хвалили ЖЕЛТЫЙ ПРИВКУС и ТОРНАДО, а вышло?

Последний день отборочного тура — суббота. Настроение праздничное у всех. Наконец-то собрался полный зал, и все — на халяву.

КОНДОР — хард с акустической гитарой. Клевый звук, неплохие музыканты, потом все сводится к попс-метализму, типа АВГУСТ.

КИНАП — единственная группа, заявившая себя от студенчества (БГУ). Все притензии на интеллект (многослойная музыкальная структура, сложно-социальные тексты, попытки шоуманить на сцене) закончились довольна глупо. Я, конечно, понимаю, что рок-н-ролл без лажи не бывает, но когда бас-гитарист замечает, что у него выключена гитара, только после того как отыграл первую вещь, это становится весело. До гаражного рок-н-ролла это пока не дотягивает чисто технически, но растет, мне кажется, именно оттуда.

ХОЙ — великое шоу (по белорусским меркам). Диву даешься, как одному человеку удается морочить головы двуи десяткам женщин? При всей своей непопулярности группа удивительно живуча. Они везде суются, но их везде пробрасывают. Помню в Гродно, женщина вся в белом, в дрожащих руках держит подсвечник с горящими свечами, уже готовая выйти на сцену и умереть там за свое неверие и жестокость, но неумолимый полу—поляк, полу-мажор, директор МКЦ Легович жестоко пробрасывает весь ХОЙ через …

Александр Юрченко — последний из тех, кто верует в светлое начало, а ХОЙ — самая обнаженная для лохов группа. У них нет среднего положения: либо концерт удался, и группа полностью завладела публикой, либо — лажа, прощения которой нет. В этот день ХОЙ был хорош, не смотря на брошенную бутылку. Дамы молчаливо глотали подступивший к горлу комок, мужчины уныло смотрели в потолок. Это можно считать успехом.

Концепцией ХОЯ можно считать слова БГ: «взойти, упасть и снова взойти звездой». Пусть девочки в шоу были слегка «пленными», но, несомненно, живой была гитара. Наверное, все было довольно искренне и нервно, а, значит, — рок-к-ролльно.

В этот день были еще ПОЛТЕРГЕЙСТ, АЗАРТ, РОЖДЕСТВО ХРИСТОВО, но это уже непонятно что.

Заканчивала отборочный тур МРОЯ. В группе сменился гитарист. Бывший, В. Давыдовский, тусовался со своей вечной спутницей полужурналисткой Витой Романенкой и грустно поглядывал на сцену. Они были когда-то неотъемлемой частью МРОИ, и это придавало ей некую экзотику и загадочность. Сегодняшние мроевцы, на мой взгляд, стали более суровыми и еще более бескомпромиссными в жизни, но более слащавыми на сцене, и это, конечно, большая потеря.

Огромный шаг вперед — это звук. Музыка МРОИ не требует виртуозного владения инструментами, но отстраиваются они всегда невероятно тяжело.

Этот концерт МРОИ — настоящий кукиш всем сузорьям, доминам, улисам, и прочим доброжелателям, которые вечно сетовали на то, что у мроевцев «плохо бегают пальчики».

В конце программы я снова увидел прежнюю МРОЮ. «Аустралийская полька» — единственная вещь на фестивале, на которую можно обратить внимание. Хочется верить, что попсовый «Цягнiк»- чистая случайность в репертуаре.

Отборочный тур закончился, а фестиваль продолжался. Считаю целесообразным привести список всех групп, попавших во второй тур с баллами, которыми наградило их жюри. Многое там, конечно, передернуто, но это более или менее отражает ситуацию и положение сил в белорусском рок-н-ролле.

1. МРОЯ 9,4 балла:
2. УЛИС 8,65 балла:
3. БОНДА 9.35 балла:
4. ЧИСТОЕ СЕРЕБРО 7,95. балла;
5. ПОЛЕ ЧУДЕС 7,9 балла;
6. ФЛЭТ 7,3 балла;
7. ДОМИНО 7,25 балла;
8. МЯСЦОВЫ ЧАС 7,2 балла;
9. МУХА 7,2 балла;
10. ПОЛТЕРГЕЙСТ 7,0 балла;
11. КОНДОР 6,95 балла;
12. РЭЙ 6,8 балла;
13. Ы-Ы-Ы 6,75 балла.

Порядковый номер группы соответствует занятому в отборочном туре месту.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *