05.12.98 ДК Ленсовета. КАЛИНОВ МОСТ

КБ: Туда хотелось, но до последнего момента не моглось. Смоглось весьма необычно: позвонил Хобот (есть такой продюсер вроде как), предложил проходку на два лица — вторым должна была быть Наташка Маркова. Наташка приехать не смогла, С.С. не успела вылезти из ванны, чтоб поспеть вовремя. Так что ходила я одна. Ну да мы волки одинокие.

Пришла заранее, через служебный, естественно, вход, нашла некую Настю, которая должна была обеспечить доступ к телу (надо было передать кое-что от Наташки и сделать собственные дела).

Настя сказала, что тело увидала впервые этим утром по МТВ и доступ обеспечить не может. Зато записала на проходке «Проход везде». Впрочем, и с этим документом в гримёрку я попала с трудом. Тело, издали всегда производившее впечатление хрупкого и мечтательного, вблизи удивило некоей медвежестыо облика и темнотой лица. Две местные девушки тщательно заплетали ему мелкие косички с присовокуплением разных цацек. Угрюмое светило удивило ещё отменной памятью на даты и факты. А понравился — искренне — барабанщик Витя Чаплыгин.

Зал был не битком, неполон. Звук хороший. Играли как будто (я не сильно различаю песни позднего МОСТА) вовсе не новую программу «Оружие» — ну, может, пару-тройку песен — а материал «Обряда» и более ранний. Зал реагировал со сдержанным энтузиазмом, но почему-то разражался воплями при каждом выходе дяди Миши Чернова (ДДТ). Состав — не «золотой», а, наверно, серебряный — басист Олег Татаренко уже с ними как-то играл. Общее ощущение — профессионально, но холодно и как-то вяло. Искреннего драйва не чувствовалось. В кулуарах поговаривали, что весь драйв когда-то шёл от Щенникова: нету Щенникова — нету и драйву. Отмороженный концерт. Играли около двух часов без перерыва. Были люто вызываемы на бис, который случился практически в акустике и являл собою, естественно, «Сансару»: Вася Смоленцев, присев возле барабанов, наигрывал на ревякинской гитарке, а сам Ревяка скакал, прыгал и принципиально разрешал залу петь припев. Больше бисов, несмотря на шквальные аплодисменты, не было. Пока играли, на улице повалил снег и шёл ещё двое суток.

А ецё продавалась книга стихов, «Гнев Совы». Сколь понимаю, по большей части это именно стихи, не песни. Кстати, хорошие, хотя несколько позабавило умение Ревяки переводить в язычески-древние образы совершенно банальные житейские ситуации. Ну, на то и поэт.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *