Виктор Цой в высказываниях близко знавших его людей

Интервью перед началом вечера памяти В. Цоя
24.09.90 г. СКК имени В. И. Ленина. Ленинград.
Майк Науменко: Сейчас уже трудно вспомнить со всеми подробностями, как я познакомился с Виктором… Кажется, это было году в 80-м. У нас был общий приятель — Леша Рыбин (музыкант из первого состава КИНО). Знакомство состоялось, кажется, через пего.
Мы жили тогда по соседству, буквально в трех минутах ходьбы друг от друга. — у Парка Победы. Я на Варшавской, Витя — на углу Бассейной и Московского проспекта. Они вместе с Лешей Рыбиным часто заходили ко мне, показывали свои песни.
Вместе с КИНО я играл один раз, в 1982 году. Это был их первый концерт в рок-клубе. Тогда в общем-то КИНО как группа еще не сложилась. Витя был с Лешей Рыбиным, на фортепиано играл Дюша Романов из АКВАРИУМА, на басу — Фанштейн, он же Михаил Васильев. Я сам играл на электрической гитаре всего одну песню — «Когда-то ты был битником».
Каким был Витя? На это сложно ответить. Он был разным… В последнее время он очень изменился. И связано это, прежде всего, с его успехом.

Михаил Борзыкин: Для нас этот концерт имеет куда более символический смысл, нежели просто концерт памяти Цоя… Дело в том, что мы ведь все вышли из рок-клуба, а зима нынче будет тяжелая. Так что это как бы вынужденное решение, вызванное смертью Виктора. Оно сейчас необходимо — и нам. и тем, кто придет на концерт. Мы можем зарядить друг друга энергией на выживание.

Александр Житинскчй: Первую нашу встречу с Виктором помню прекрасно. Она произошла в 84-м у Гребеншикова в мансарде. Цой пришел тогда с Марианной.
Боб представил Виктора, как восходящую звезду отечественного рок-н-ролла, хотя в это не очень-то верилось. У КИНО почти ничего тогда не было, кроме записанного альбома «45».
За все паши встречи я не помню, чтобы Витя сказал больше двух-трех фраз. Он был чрезвычайно сдержанным и немногословным и по настоящему самовыражался только в своей музыке…

ИЗ ВЫСТУПЛЕНИЙ НА КОНЦЕРТЕ.
Анатолий Гуницкий: До сих пор в это не хочется терять. Я помню, как в начале августа во дворе рок-клуба появился портрет Цоя. Кто-то нарисовал его черной краской прямо па стене… Это замечательный портрет, на него особенно теперь поневоле обращаешь внимание. Вот только непонятно, что это было — предчувствие или предзнаменование. Но вряд ли случайность…
В те дни, когда все это случилось, во дворе рок-клуба собирался народ, горели свечи и все время звучала музыка КИНО, голос Виктора. И вот внезапно все эти песни, хорошо нам знакомые и нами любимые, вдруг обрели какой-то особый трагический смысл. Мы стали понимать их иначе, чем раньше.
Сейчас, после сорока дней, Виктор уже находится далеко от нас… Он уже в том мире, где нет места нашим обычным страстям, чувствам и эмоциям. Но я верю в то, что он узнает наш ответный порыв тепла, благодарности и любви.

Александр Житинский: Есть что-то противоестественное в том, что мне — человеку, которому скоро стукнет полвека, приходится прощаться уже с пятым питерским музыкантом, с которым я был знаком лично… Я прошу вместе вспомнить имена этих музыкантов, которые сделали так много для славы питерского рока. Это Жора Ордановский, ушедший от нас в 84-м, это Саша Давыдов из СТРАННЫХ ИГР, который ушел годом позже, это Саша Куссуль из АКВАРПУМА. который погиб в 80-м. это Саша Башлачев и вот уже нет Виктора Цоя… Я хочу, чтобы вы любили музыкантов, я хочу, чтобы вы их берегли, ибо они работают в очень опасной зоне…
Я хочу напомнить, что рок-н-ролл — это любовь. Я не буду говорить о песнях Виктора Цоя, мы все их знаем наизусть. Я не буду говорить о нем как о человеке — он был нежный и гордый, он имел огромную внутреннюю силу, которую передавал нам…
Его душа сегодня простилась с нами, но мы с ней никогда не простимся.

Юрий Шевчук (читает стихотворение, написанное незадолго до концерта):
В последнюю осень ни строчки, ни слова.
Последние песни
осыпались летом.
Прощальным костром
догорает эпоха
И мы наблюдаем
за тенью и светом
В последнюю осень.
Голодная буря шутя
разметала
Все, что душило нас
пыльною ночью.
Все то, что дышало,
играло, мерцало
Осиновым ветром
разорвано в клочья
В последнюю осень.
Ах, Александр
Сергеевич, милый
Ну что же Вы нам
ничего не сказали.
О том, что держали.
искали, любили.
О том, что в последнюю осень
Вы знали.
В последнюю осень.
Уходят в последнюю
осень поэты.
Их не вернуть,
заколочены ставни,
Остались дожди и
замерзшее лето.
Осталась любовь и
ожившие камни
В последнюю осень.

Московский мемориал состоялся в Лужниках 26 октября.
Поздно вечером, когда под сводами Дворца спорта отгремели рок-ритмы, в программе ТСН были показаны выдержки из телеинтервью с Кинчевым, Шевчуком и Гребенщиковым (последний на весь Союз «обозвал» концерт, в котором принял самое активное участие, «порнографией», объяснив при этом, что поминки — все же удел родных и близких).

ИЗ ИНТЕРВЬЮ, взятых в КУЛУАРАХ ДВОРЦА СПОРТА КОРРЕСПОНДЕНТОМ ПРОГРАММЫ «ВИД».
Марианна Цой: Витя для многих оставался загадкой, даже для самых близких людей. Он был очень сложный… Каждое лето уже три года подряд он ездил отдыхать в Латвию. Всегда брал с собой па два месяца Саню. И, по-моему, они наслаждались своим общением, хотя и были оба молчунами, потому что им друг друга очень не хватало. Из-за сумасшедших поездок они виделись очень редко. Саня героически выдержал всю процедуру похорон. Согласитесь, для пятилетнего ребенка — это удар, тем более, что все произошло почти у него на глазах… Когда хоронили, он стоял на самом краю могилы…
Костантин Кинчев: Он ко мне часто приезжал. Мы сидели на кухне, пели друг другу песни. В общем, эти встречи были очень теплыми…

Корреспондент: Он не был твоим соперником?
К. К.: В хорошем смысле этого слова — да, был, наверное. Но, с другой стороны, все-таки рок-н-ролл — это не спорт. Во всяком случае то, что он делал, т. е. его песни, двигали меня к тому, чтобы тоже писать… У православных есть традиция — отпевать души усопших, так вот — мы сегодня отпели Витю.

Корр.: Скажи, тебе его не хватает?
К. К.: Очень сильно не хватает… Всегда, когда кто-нибудь уходит, остаются раны… Но, с другой стороны, он, как пел в своих песнях, ушел героем.

Корр.: Почему?
К. К.: Потому что ветер его сорвал спелым и сочным яблоком.

Карен Робсон (американский продюсер): Я познакомилась с Виктором, когда он участвовал в шоу в Парк-сити. Шоу прошло с большим успехом. Он там встретился с японскими представителями и был приглашен вместе с Джоанной в тур по Японии, чтобы представить там записи КИНО… Я многих знаю в Нью-Йорке, кому был близок Виктор, кто помогал ему в его успешной карьере. Рашид Нугманов должен был снимать фильм на английском языке по сценарию Голливуда с Виктором в главной роли, жаль, что этого фильма уже не будет. Но я надеюсь, что фильм «Игла» будет представлен в Штатах, и американцы познакомятся с творчеством Виктора.

12 января 1991 года в Московском Дворце молодежи прошла презентация последнего альбома группы КИНО, выпущенного французской студией «Метадигитал». Там же прошла продажа диска, цена которого вместе с пакетом и плакатом составила 25 рублей. Все средства, полученные от продажи пластинки, были перечислены в фонд имени В. Цоя.
Подготовил к публикации КОСТЯ ДМИТРИЕВ.


Обсуждение