Путевые заметки

РИГА ИН РОК

часть 2

Из Архангельска улетал с тяжелым чувством — в который раз наши местные группы останутся для меня загадкой и предстоящий фестиваль пройдет без меня. Поэтому, прилетев вечером 2 апреля в Ригу, известие о проходящем в это время концерте групп рижского рок-клуба воспринял как попытку моей судьбы реабилитироваться передо мной.

В небольшой зал проектного института «Латгипрострой» (самая популярная площадка рок-клуба) прошел свободно. Никто не потребовал у меня билета, никто ничего не спросил, а отсутствие хоть какого-то скопления публики у входа вообще вызывало подозрение. Но зал был полон. Концерт шел уже около двух часов и на сцене работала уже 4-я группа — ОТКЛОНЕНИЕ ОТ….

Как ни странно, но они мне понравились сразу же, с порога. Ребята играли хлестко, цепко и эмоционально. Правда, на мой взгляд, тут не обошлось без влияния АЛИСЫ и КИНО. Но нет ничего предубедительного в том, чтобы находиться под влиянием влиянием хороших музыкантов. Тем более, что тексты показались мне достаточно зрелыми и самостоятельными, хотя и досталось на мою долю только 4 песни.

Вслед за первыми впечатлениями возник вопрос — почему такое отличное качество звука? Ведь я слышал каждое слово! Неужели мы так здорово отстаем от Риги?

С тем и приветствую рижских «вождей»: Андрея Яхимовича, Игоря Детковского, Юру Городянского. На вопрос о звуке они отвечают, что «сегодня ещё не очень хорошо». (Нет, ну вы подумайте!) И я чувствую, что это не кокетство. Но их волнует другое.

Ю. Городянский (член совета, барабанщик ЦЕМЕНТА): «Ты посмотри на публику. Ей же все равно, её ничем не расшевелить. ДДТ приедет — она также будет молча сидеть. НИКОЛАЙ КОПЕРНИК приезжал Москвы, звучание было как на пластинке — та же реакция. Это с тех пор, как разрешили петь все, что хочешь, — трудно чем-нибудь удивить. И у вас будет то же самое, когда спадет ажиотаж».

И. Детковский (член совета, связи, звукозапись): «Концерты у нас регулярны. Раз в месяц — обязательно. 4 — 5 групп в одном концерте, поэтому шума вокруг этого нет. Сегодня были:
РУССЕ («Ржавчина») — металл
КАРТ-БЛАНШ — панк-рок
УИКЕНД — бит
ОТКЛОНЕНИЕ ОТ… — ленинградский стиль
ТВИН («Так вам и надо») — металл.

Выступление последних я слушал. У меня до сих пор звучит в ушах их хит, в котором есть такие слова:

«Я живу в стране Советской.
Я живу, как я хочу.
Даже за большие деньги
Никуда не улечу!»

Концерт заканчивается. Несколько фэнов дружно помогают собирать аппаратуру и грузить её в машину. Кстати, аппарат, так качественно обеспечивший концерт, принадлежит рижскому… АУТОДАФЕ. Когда я узнал об этом, то почему-то сразу представил выражение лица Леши Булыгина, будь он на этом концерте. Нам бы для клуба подобный аппарат, а тут хозяин — группа рок-клуба. Беседую с Валерой Заверженцем, лидером АУТОДАФЕ, и с Димой Федотовым из ПИЛИГРИМА. Рассказываю о наших делах, о «Сожжении» по-архангелогородски, о варианте совместного «сожжения» — в один день, на одной сцене. Предложение встречается с улыбкой (Это было бы здорово!) и интересом. Что ж, если есть контакт — должен быть и контракт!

* * *

МУ-У!!

— ПРОСТИТЕ, ЧТО ЭТО ЗА ЗВУКИ?
— КАК ВАМ HE СТЫДНО?! ЭТО — ЗВУКИ МУ!

Я не боюсь эмоций, я не боюсь говорить взахлеб, но такого я ещё не видел, даже на видео! Да куда там видео до Петра Мамонова, хотя по сути оно и создано для него.

Есть такое определение — Театр Одного Актера, так вот это был его театр! Магнитофонные записи абсолютно не дают представления о Мамонове и его группе, а порой просто вызывают недоумение — одна из самых популярных московских групп?! Да!!!

Их концерт — это спектакль, который развивается по следующему сценарию воздействия на тех, кто в зале, тех, кто пришел слушать рок: удивление, недоумение, потрясение, шок, экстаз, кайф, «бис», опять «бис», жалость расставания. Лично на себе испытал.

Если бы участники группы и её лидер были много моложе, а одеты более вызывающе, то я назвал бы это КРУТОЙ ПАНК, где музыка как таковая играет второстепенную роль. На переднем плане П. Мамонов с гитарой. Его и гитаристом назвать нельзя, но гитара ему просто необходима, чтобы получилось то, что называется «законченный образ». Боюсь обидеть группу, которая теперь в моей «десятке самых-самых», но все это я определил бы как: конвульсивный рок, параноик-рок, шизофреник-рок, эпилептик-рок, и, наконец, алкоголик-рок. Со всеми необходимыми атрибутами: брызгами пота и слюней, падучей лихоманкой, судорогами, идиотскими улыбками, позами и местами. Вы только послушайте,что при этом Петя ещё говорит: «У нас сегодня вечер самодеятельной джазовой песни». «У нас все песни о любви!»

А музыка? Тут и традиция, и волна, и рэггей, и ещё что-то… Тексты? Логичные и нелогичные, понятные нам … или им. При всем этом козырным тузом остается Петр Мамонов. Я бы сказал, артист оригинального жанра! Лучше всех ему «подыгрывал» барабанщик, остальным «стёба» хватало не всегда. И представьте, это завораживает, приковывает внимание. Каждый новый «финт» Мамонова абсолютно непредсказуем. Что он хочет сказать этим? А вот идите и сами посмотрите! Поймете ли, не поймете ли, но не пожалеете!

Мы часто и заслуженно упрекаем Москву в засилье дешевого попса, но теперь я точно знаю: там есть одна крутая-крутая команда. ЗВУКИ МУ называется.

А. МЕЗЕНЦЕВ

* * *

Сентябрьский номер английского музыкального еженедельника «Мелоди Мейкер» поведал следующее: «Ю ТУ, ИНКС и Симпл Майндс — среди тех исполнителей, которые попали на лонгплэй «Greenpeace — breakthrough», двойной альбом, выпускаемый советской фирмой «Мелодия Рекордс». Это первое большое пластиночное издание западной рок-музыки в СССР, где многие международные исполнители все ещё неизвестны. «Мелодия» планирует отпечатать и распродать 5 миллионов экземпляров. Доходы от продажи пластинки, которая выйдет в январе, будут поделены между организацией «Гринпис» и Международным Фондом за выживание человечества».


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *