Весенняя опера

Каждый раз, когда темно,
Взяв бумагу и перо,
Вспоминаю о врагах
И пишу об их делах.
О. Ухов (ЗЕБРЫ)

Увертюра

Пресса: подряд появляются статьи: А. Петрова («Правда»), Д. Тухманова («Литературная газета») и уже совершенно гениальное продолжение «Записок рок-дилетанта» А. Житинского в «Авроре» (№ З). Полностью реабилитирована МАШИНА (как мы и предупреждали в ст. «Душа» — «Ухо» № 2), хотя реабилитировать, как это иногда бывает в истории, стало уже некого. Нет, Макар не умер. Он репетирует в ДК МВД на Бутырской новую программу, даже с танцовщицами. Вы спросите, какого дьявола мы тратим на эти дела бумагу, но если Глагольский имел право 3 страницы посвятить КРУИЗУ, то почему мы не можем 3 строчки посвятить МАШИНЕ?

Другое дело: рок-музыка, наконец, трактуется не как хулиганство и диверсия, а как нормальный вид искусства. Тухманов прямо пишет, что «ВИА» никому не нужны, а «некоторые рок-группы» делают хорошую, оригинальную музыку. Удивительная быстрота реакции: жираф врубался в анекдот к полуночи, а здесь людям понадобилось 10 лет, чтобы теперь глубокомысленно (и всем сразу) заявить, что да, мол, хорошая оригинальная музыка порою, в ряде случаев, лучше плохой коммерческой. Но и на том спасибо.

Более важный вопрос ставит А. Житинский: когда же, наконец, музыкантов избавят от опеки разных дельцов, с одной стороны, и, соответственно, тех, кто на дельцов по роду службы охотится — с другой, то есть когда выработают юридические нормы оплаты концертов т.н. «самодеятельных» рок-групп, из которых уже десятки превосходят на много голов любую т.н. «профессиональную». По крайнем мере, чтобы ребята могли покупать себе аппаратуру и инструменты.

Но эта проблема уже выходит за пределы музыки и взаимосвязана с другими подобными в разных областях жизни.

Акт I. Возвышение и падение Аквариума

Февральские выступления лучшей группы страны в МИФИ и МИЭМе вызвали взрыв восторга и еще раз подтвердили их право на почетный титул. Зрелище, названное Борей «Радио Африка» сочетало артистизм, энергию и фантастическую игру, особенно Ляпина и Курёхина. Исполнялись многие любимые народом хиты, хотя новые песни не запомнились.

Поэтому все с нетерпением ждали больших гастролей А в марте по Подмосковью… И вот в большом красивом зале, резонам вопреки выходит накосметизированный БГ с рыбками, но без Ляпина и без Булычевского. Ну ладно, может ребята были заняты в личной жизни и не могли приехать на такие гастроли, которого масштаба А видел только по видео в рок-роликах. Но что мы имеем дальше? Наши звезды играют 2-3 заводных номера, довольно вяло, ну проехали и это. Потом 40 минут фри-джаза и новых песенок, совершенно непонятных о чем и к чему, наконец «Чистая вода», которая без Ляпина — вое равно что колбаса без мяса. В финале «Вавилон»… Создавалось впечатление, что восторг публики, искренне желавшей счастья и всего наилучшего своим любимцам не радовал героев, а скорее утомлял их. Все зрелище занимало примерно 1 час 15 мин. — Боря! — кричали старые друзья, — давай «Кусок жизни». Боря отмахивался как от грязной вокзальной проститутки. «Конечно, это лучше ЦЕНТРА и прочей фигни, но мы ожидали большего». (Мнение молодежи, г. Жуковский). «Мы обижены таким отношением. Майк в нашем зале играл три с половиной часа, а А час лепил халтуру, как коммерческая группа из филармонии» (г. Зеленоград). «Состав группы и репертуар резко потеряли свой кайф» (г. Болшево).

Боря не хотел говорить с людьми, его заменил администратор М. Файнштейн-Васильев, который заявил следующее: «Мы группа номер один и не нуждаемся в ваших указаниях, как нам играть».

Ну что ж…

Акт II. Смена лидеров

Хит-парады областных газет и наблюдения за сэйшенами наводят на мысль, что ЗООПАРК выходит вперед. Все, кто присутствовал на концерте 27 февраля под Москвой, не забудут в свой смертный час этого зрелища: это был лучший сэйшен в истории советского рока. Он продолжался до поздней ночи, музыканты свободно общались с публикой, исполняли вещи по заказу, такое трогательное единство, как, разве что, в старину на выступлениях Высоцкого и Северного.

Это не мода, не продукт рекламы, просто человеческая близость.

То, что произошло через месяц, в конце марта, послужило лишним доказательством особого положения М. Науменко в советской рок-музыке. В районе Белорусской выступали ленинградские группы — в том числе должны были пригласить и ЗОО, но устроители как-то случайно забыли вовремя позвонить и передать свое приглашение, поэтому в последний момент Майку пришлось обламываться с работы и лихорадочно собирать группу. Тщетно. С ним приехал только ударник. Пришлось просить подыгрывать гитариста из ПЕПЛА. Казалось бы — какая это группа? Огрызок от группы.

В итоге зал слушал Майка наполовину стоя, рев заглушал 2-х киловаттный аппарат, и хотя странный полу-ЗООПАРК выступал в середине концерта, в конце их вытащили на сцену снова и скандировали без конца: «Майк! Майк! Майк!» Только строгий приказ администрации разогнал фэнов.

Акт III. Еще один претендент

22 апреля в доме Туриста) играл ДИНАМИК В. Кузьмина. Мы уже писали об истории этой команды в прошлом «Ухе» и сильно хвалили ее. Безусловно, Кузьмин — гитарист № 1, его игра на 9 инструментах впечатляет, и среди наших проф. групп ДИНАМИК выше всех вельми. Однако не будем растекаться опять сахарной водицей. Отметим такие контр-позиции:

  1. Хиты Кузьмина — в основном иронические, пародийные номера;
  2. Группа выигрывает в основном за счет музыки и шоу, тексты явно слабее, чем у Майка, Рыженко и БГ;
  3. Для рока всё это слишком отдает эстрадой.

Кто не согласен — может спорить, но, на наш взгляд, рановато возводить ДИНАМИК на пьедестал.

Акт IV. (вырезан цензурой)

— про группу ТРЕК см. «Экспресс». Концерт 23.04.83 вызвал слишком много эмоций, а на такие темы писать стрёмно.

Акт V.

Наконец-то в Москве появился рок, не из Ташкентского цирка, а постоянно живущий здесь, родной. (Если, конечно, не считать роком музейные реликвии типа ФОРУМА и СМЕЩЕНИЯ — имеется в виду нынешнее СМЕЩЕНИЕ, т.е. Крустер / Грановский. Олесю велено не трогать. — дипломатичный редактор).

Отметим три группы молодой московской новой волны: ЗЕБРЫ, ОПЫТНОЕ ПОЛЕ и ДеКа. Первые выступали 24 апреля с С. Змиевским (ФУТБОЛ) и А. Рыбиным (КИНО) и произвели сильное впечатление на подавляющее большинство, хотя это и был их первый нормальный сэйшен после двух лет свадеб, похорон и танц-вечеров на родном заводе. Особый колорит панк-музыке ансамбля придает орган Вадима Жарова (из коммерческой группы ЧАС ПИК). Как в старом ВОСКРЕСЕНЬЕ, поют все понемногу. Отрицательные моменты:

  1. Отсутствие режиссуры и вообще планирования программы;
  2. Некоторая прямолинейность как музыки, так и текстов: вряд ли это приятно слушателям, но еще более будет неудобно музыкантам.

ОПЫТНОЕ ПОЛЕ (группа МИЭМа) выступала в доме Пионеров (??!) 30 апреля. Ребята недавно собрались и явно пилят под А , что бесперспективно, т. к. А-му нельзя подражать. Однако, сквозь туман пробиваются пара четких, оригинальных вещей, что дало повод, например, некоему Антону сказать, что команда не хуже СТРАННЫХ ИГР. Что же, для начинающих уже неплохо.

Акт VI. ДеКа

Организована беглецами из банды Крустера Сергеем Жариковым и Женей Морозовым. Стиль группы: нечто среднее между А. Северным и «Треугольником» АКВАРИУМА. Отсюда можно сделать вывод, что многие вещи недоработаны — это скорее «шуточки», чем полноценные песни. Ребятам кажется, что панк делать просто… Между тем, это тоже требует вкуса, и разные «блатнизмы» выглядят у них нередко «с понтом», т. е. ненатурально. Однако есть отличные номера: «Ша-ла-ла», «Песня для Друга»:

Ты забудь на время свой высокий чин,
Сбегай за бутылкой с другом в магазин…

«Клёвая я», «Молодежный блюз» — спасибо им за это гран мерси.

Финал. Новые Ленинградцы

Весною Ленинград нас порадовал ещё ПЕПЛОМ и СТРАННЫМИ ИГРАМИ. Первое понравилось 90%-ам, просили добавки, но не дали. Особенно вумат — игра Евг. Иванова, лидера группы. Можно сказать, что это всё устарело, но тем не менее в жанре хард-рок это лучший вариант, чем РОССИЯНЕ.

СТРАННЫЕ ИГРЫ восприняты сложнее. Конечно, ребята старались оба раза (в МИФИ и в ДК «Коммуна») поразить нас современностью, выраженной в прикидах и манерах, и играют они клёво, но пока нам трудно согласиться с восторгами некоторых ленинградцев: «С.И. — это лучшая группа, они так похожи на МЭДНЭСС!» Всё-таки МЭДНЭСС больше похож на МЭДНЕСС, и лучше уж послушать оригинал. А своего мало. Майка тоже упрекают, что он «переводит» свои тексты, например, такое: «Мы познакомились с тобой в «Сайгоне» год назад…» Ну скажите, разве это воспринимается как перевод? Это проходит как родное и ассоциируется просто с народными песнями — сравните: «Когда с тобой мы встретились, черёмуха цвела…» или «Тебя я встретил, когда была ты биксою, и мы с тобою сидели во саду…»

А откровенно переводные тексты ИГР остаются чужими. Можно петь про мессу в соборе и королей (у ИГР есть про это хорошая песня), но она (эта песня) должна быть приложением к ЧЕМУ-ТО (как «Смерть Артура» у А в Тбилиси звучала между «-30» и «Блюзом простого человека») — только беда, что этого ЧЕГО-ТО нет, и трудно обижаться на публику, которая эту хорошую песню встречает криками «Трубадуров со сцены!!!»


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *