Tag Archives: Айзеншпис Юрий

Юрий Айзеншпис: «Думаю, что в успехе Виктора Цоя есть частица моего труда»

Юрий Айзеншпис
Юрий Айзеншпис

Юру Айзеншписа я не видел двадцать три года. В середине шестидесятых среди московских меломанов Юрий был знаменитой фигурой. У него всегда появлялись пластинки самых лучших групп значительно раньше, чем у других.

Одним из самых популярных мест в шестидесятые была знаменитая субботняя «тусовка” пластинок на Садово-Кудринской около высотного дома, на площади Восстания. Появление Айзеншписа здесь сопровождалось чуть ли не аплодисментами. Вся пластиночная братия начинала бурлить. Юрия окружали плотным кольцом, спрашивали, что-нового в мире музыки: он был в курсе всех событий. Начиналась импровизированная пресс-конференция о новостях западной поп-музыки, интересовались, что сегодня принес на «тусовку» Айзеншпис. Список «рекордов” у него, как тогда любили говорить, был очень широким. В основном группы: «Битлз», «Роллинг Стоунз», «Манфред Манн», «Энималз»…

Я появился на «тусовке» в 1967 году. В том же году познакомился с Айзеншписом. Тогда в Москве входила в моду группа «Йатбэрдз», что в переводе -«Дворовые птички». На кинофестивале того года кое-кто сумел прорваться на просмотр английского фильма итальянского режиссера Антониони — «Фотоувеличение». В конце фильма выступали «Йатбэрдз”. Это еще больше подняло их рейтинг в Москве. Многие буквально с ума сходили от этой команды. Кстати, именно из нее вышли такие звезды рока, как Джимми Пейдж и Эрик Клейптон. Желание приобрести пластинку было у многих.

Однажды на «тусовке» появился Айзеншпис, как всегда его мгновенно веером обступили меломаны. Разнеслась новость: У Юрия «Йатбэрдз», и не один, а несколько. Я, как и многие, тогда «умирал” от «Йатбэрдз». Подошел к Айзеншпису, попросил его показать пластинки. Так началось наше знакомство. В 1970 году Юрий исчез. Ходили слухи, что «посадили»…

Вновь я встретил его совсем недавно у «Московского комсомольца». Договорились об интервью. И вот я сижу в его кабинете с табличкой: «Заместитель главного редактора «Московского комсомольца» — коммерческий директор».

— Юрий, все тебя знают как организатора концертов, музыкального продюсера. И вдруг — коммерческий директор в газете. Ты закончил свою музыкальную деятельность? А если нет, то не будет ли одно мешать другому?

— Совсем нет, думаю, что моя предыдущая деятельность и будущая очень связаны. Газета «Московский комсомолец» — одна из популярных в стране, широко освещающая проблемы молодежи. Добавлю, что «Комсомолец» — самая музыкальная газета. Поэтому мой приход не случаен. Меня пригласили как специалиста в области экономики, И моя задача — помочь выйти «МК» на более высокие ступени в области газетной индустрии.

— Ходят слухи, что предыдущий коммерческий директор сбежал, прихватив кругленькую сумму?

— Если говорить честно, мне не хотелось бы копаться в грязном белье. Меня удовлетворила официальная версия, что мой предшественник Валерий Турсунов ушел по собственному желанию. Я считаю, что он ушел потому, что созрел для более крупных дел в бизнесе.

— Ходят также слухи, что «Московский комсомолец» испытывает большие финансовые трудности?

— Трудности есть. Это происходит из-за невыполнения договорных обязательств. Но все эти проблемы разрешимы.

— Говорят, что с нового года «Московский комсомолец” резко увеличит стоимость каждого номера?

— Для подписчиков цена газеты на год около 20 рублей. Из-за трудностей с бумагой в розницу газета поступать не будет.

В дверь постучали, и вошел длинноволосый блондин, представился: Андрей Лутинов, студия «Звук». Айзеншпис извинился и попросил сделать маленький перерыв. Через несколько минут наша беседа возобновилась.

— Как видите, моя музыкальная деятельность продолжается. Я не собираюсь бросать шоу-бизнес. После трагической гибели Виктора Цоя, когда я остался без «Кино”, мне очень захотелось пройти вновь весь путь по ступеням популярности с какой-нибудь командой. Хотелось начать с нуля и постараться довести коллектив до уровня «Кино». Ко мне обращались с просьбами взять шефство несколько групп. После долгого анализа я выбрал «Технологию». Ребята играют компьютерную музыку, родоначальником которой является «Депеш Мод». Работаю очень серьезно и надеюсь, что «Технология» в самое ближайшее время порадует своих поклонников интересными композициями.

— Юрий, расскажите, как вы увлеклись музыкой.

— В 1963 году впервые ко мне попала пластинка «Битлз». Потом я купил еще одну пластинку этой замечательной группы. Именно с этого началось мое увлечение музыкой. Чуть позднее, два года спустя, мои приятели организовали, наверное, первую в нашей стране группу «Сокол». Друзья, зная мои способности, предложили стать менеджером группы. Впрочем, тогда и слова такого не было. Это сейчас все знают: чтобы выйти на сцену, достаточно записать фонограмму. Тогда все начиналось с нуля. Никто ничего не знал. Была полная государственная монополия. Чтобы выступать на концерте, надо было быть только профессионалом. Музыкантам после прохождения комиссии присваивали концертные ставки: 7, 9, 11, 13 рублей за выступление. На комиссии могли придраться ко всему. Одному из ответственных работников культуры не понравилось название: «Почему «Сокол»? Это какой-то вызов», «Мы все живем на «Соколе» и играем в кафе «Сокол», — объясняли ребята. «Нет. Название надо изменить, ну, например: «Серебряные струны»…

— Ну, и каков был итог просмотровой комиссии?

— Все обошлось. Мир не без добрых людей. Однажды нас пригласили на телевидение, на КВН. Затем режиссер-мультипликатор Федор Хитрук предложил озвучивать его фильм -«Фильм, фильм, фильм». Потом «Сокол” снялся в киноленте Марлена Хуциева «Мне двадцать лет». Помню, когда «Сокол» снимали в кафе «Лира», которое было расположено на месте нынешнего «Макдональдса», то толпы юношей и девушек собрались на Пушкинской площади в надежде попасть в «Лиру».

— В 1970 году тебя «посадили»?

— Знаменитая восемьдесят восьмая статья: валюта и золото. Для любого дела нужна материальная база. Я занимался бизнесом для создания базы для «Сокола». Доставал аппаратуру для своей и других групп. Однажды, чтобы купить очередной музыкальный аппарат, понадобилась валюта. Кончилось все тем, что я оказался на скамье подсудимых, а затем — в тюрьме. Если я ловчил с валютой, то только потому, что у нас такая страна. За хранение и сбыт валюты судят, по-моему, только в СССР. Может быть, еще на Кубе? Но меня судили не только за валюту, но и за рок-движение в нашей стране. Тогдашнее руководство нас не принимало и не хотело понимать, а возможно, и пугалось музыкальной молодежи. Я был одним из тогдашних лидеров рок-движения в СССР. Меня неоднократно вызывали на проработки в горком, в другие инстанции, как какого-то врага общества. Я же всего лишь менеджер и продюсер. В чем мое преступление и кому я нанес урон, если я купил необходимые пару сотен долларов?

— Сколько лет тебе дали?

Десять. Причем большинство эпизодов в деле осталось не доказанным.

— Выйдя на свободу, ты вскоре вновь оказался в тюрьме?

— К сожалению, раньше в нашей стране работала судебно-репрессивная система, она старалась отправить человека вновь в лагерь, раз он там побывал однажды. Так произошло и со мной. Причина была найдена чисто формальная. Я освободился в 1977 году. Меня прописали в г. Александрове. Однажды приехал к девушке в Москву, собралась компания. Неожиданно меня «берут”, отвозят за границу области и передают властям в Александрове. Так в фильмах шпионов обменивают. Прошло несколько месяцев, и КГБ выполнил свою угрозу: меня посадили. Дали еще «червонец”. Самое глупое, что в первый раз было за что сажать, а во второй — я ничего не сделал. Но посчитали, что я должен сидеть. Второй суд был настоящий фарс. Если я открывал рот, то меня обрывали.

— Где ты сидел?

— В зоне усиленного режима — под Красноярском и в Туле, а в Мордовии — строгого режима. Все семнадцать лет приходилось ежедневно бороться за жизнь. Почти каждый день в зонах кого-нибудь убивали. Беспредел со стороны администрации был полный.

— Как ты снова вернулся к музыкальной деятельности?

— Совершенно случайно. Мой приятель фотожурналист-международник Валентин Скляров познакомил меня с директором одного молодежного центра, в функции которого входила организация молодежного досуга. Теперь я стал заниматься легально тем, чем раньше занимался подпольно. Организовывал концерты ленинградских групп «Алиса”, «Аукцион», «Аквариум», вместе со Стасом Наминым принимал участие в подготовке и проведении фестиваля звезд в Лужниках, где принимали участие все лучшие группы мира, был одним из организаторов фестиваля «Интершанс».

— Как ты стал менеджером «Кино”?

— Виктор Цой не выступал в Москве. Здесь его почти никто не знал. Я решил познакомить московскую публику с ленинградским роком — с «Кино», нашел В. Цоя, который скрывался от питерских фанатов на конспиративной квартире, предложил выступить в Москве. У нас оказались общие интересы, и наше знакомство переросло в хороший творческий союз. Цой стал для молодежи больше, чем рок-звезда, кумир, идол. Я думаю, в его успехе есть частица и моего труда.

Хочу уточнить для эстонских поклонников рок-н-ролла, что последние три года Виктор Цой не жил со своей официальной женой Марьяной. И многие ее нынешние заявления, что она была верна Виктору, выглядят довольно некорректно. Для всей ленинградской музыкальной «тусовки» было известно, с кем живет Марьяна. Ни для кого из ленинградских поклонников Виктора Цоя не секрет, что последнее время он жил с Натальей, она из скромности не хочет, чтобы упоминали ее фамилию. Марьяна возникла вновь, когда начали готовить документы о наследстве. Порадую поклонников «Кино»: фонд Виктора Цоя снял фильм под названием:»Последний концерт Виктора Цоя”, который вскоре выйдет на экраны.

Дверь в кабинет Айзеншписа открылась, вошла сотрудница «Комсомольца» посоветоваться, каким образом можно будет не очень сильно повышать цену на газету в следующем году.

Я понял — мне пора уходить…

А. ЛЮБИМОВ.

Просмотр

Лучший продюсер лучшей рок-группы

В нынешнем году впервые в истории отечественной эстрады вручалась музыкальная премия «Овация». В категории «рок-группа года» премии удостоен теперь уже легендарный коллектив «Кино», а в категории «продюсер года» бесспорным победителем стал Юрий Айзеншпис, «патриарх отечественного шоу-бизнеса», работавший с этими музыкантами.

— Юрий Шмилевич, что такое продюсер? Каков круг проблем, которые он решает?

— Подобные вопросы мне часто задают. В последнее время, видимо, эта профессия стала интересной для многих. Раньше людей моей профессии называли директорами, менеджерами. Они участвуют в творческом процессе, максимально помогая музыкантам проявить себя. Я должен ориентироваться в изменчивом море эстрадной конъюнктуры и направлять музыкантов в нужное русло — иначе успеха не видать. На продюсере лежит и стратегия и тактика продвижения лучших песен на радио и телевидение. Я уже не говорю о концертах, гастролях. Многие вечера я провожу у телефона, ведя переговоры.

— Как давно вы занимаетесь тем, что сейчас называют звучным словом «продюсерство»?

— Началось это давно. Еще на заре советского рока, году в 65-м… В существующей летописи нашей рок-музыки первое место занимает группа «Сокол». Вот с ней-то я и начинал, принимая непосредственное участие в ее создании. Было очень трудно, ведь в те времена с любым бизнесом боролись, не говоря уж о шоу-бизнесе. Пришлось побывать, не буду скрывать, в местах не столь отдаленных. Сейчас за это не судят. У меня, кстати, есть бумажка из прокуратуры, где мне приносятся извинения за незаконное содержание под стражей. Только толку-то от их извинений…

— Выходит, и у лучшего продюсера бывали трудности?

— Конечно. Думаете, их сейчас нет? Еще совсем недавно, когда пытался выпустить пластинку группы «Кино», мне пришлось преодолевать множество препятствий разного характера. Работе над этой пластинкой я отдал и очень много творческих сил. По сути выход этого альбома «Кино» разрушил монополию фирмы грамзаписи «Мелодия». Он стал первым независимым диском. К примеру, записывала его группа во Франции, он не проходил никаких худсоветов, никто его не редактировал, хотя печатался диск на Апрелевском заводе.

— Раз уж зашел разговор о «Кино», расскажите, пожалуйста, о том, чем ныне занимаются бывшие участники знаменитой рок-группы. Вы, вероятно, поддерживаете с ними отношения?

— Конечно, мы не прервали отношений, ведь я после гибели Виктора возглавил благотворительный фонд памяти Цоя. Нас это объединяет, хотя, разумеется, каждый занимается своим делом. Ныне я продюсирую очень модную поп-группу «Технология», помогаю некоторым другим коллективам. Игорь Тихомиров, как известно, давно сотрудничал с «Джунглями» из Петербурга, теперь он может больше уделять времени этому коллективу. Кроме того, Игорь работает над музыкой к фильму, в котором, кстати, должен был сниматься Виктор Цой. Георгий Гурьянов, откровенно говоря ждал возможности уйти из «Кино»: только дружба с Цоем его удерживала в группе. Ныне он свободный художник. Сложнее с Юрием Каспаряном: для него смерть Цоя — слишком большая потеря. Он еще не отошел от нее…

Беседовал Валерий КРЫКОВ.

Просмотр

День рождения по-итальянски….

Юрий Айзеншпис получает подарок
Юрий Айзеншпис получает подарок

День рождения Юрия Айзеншписа проходил в стильном итальянском ресторане «Арлекино». Припарковывались в основном «БМВ» и «Мерседесы». Дима Шавырин, редактор газеты «Джокер», прикатил на новеньком фиате «Tippo» и долго не решался его оставить, ходил кругами и любовался, как любуются красивой женщиной.

Женщины были тоже дорогими. Обворожительными. Манекенщицы и топ-модели в элегантных дорогих лоскутках, еле прикрывающих тело. Наташа Ветлицкая первым делом устремилась в дамскую комнату поправить довольно обильный на ее личике «make uр», видимо, слегка поплывший из-за жары.

Торжество проходило сразу в трех залах. Во главе стола именинник в белом пиджаке и принимал поздравления. Артем Троицкий и Александр Градский сказали, что Юра — клевый парень и крутой продюсер. Речь Юрия Антонова была несколько расплывчатой, под стать его фигуре… В роли тамады выступала ведущая ТВ Светлана Моргунова, ставшая похожей почему-то на Аллу Пугачеву…

На столах было много яств. В основном из семейства рачковых. Креветки, крабы, лобстеры радовали взор не меньше манекенщиц. Сами манекенщицы клевали виноград.

Наташа Ветлицкая, похожая на Барби, держала за ручку Владика Сташевского. У обоих было по телефону спутниковой связи «Моторола» (новейшая модель «Ультра-лайт». Подарок фирмы «Билайн»). И, расставаясь, они теперь не боялись потерять друг друга…

Когда все же Сташевский куда-то исчезал, его место быстро осваивал Укупник и что-то жарко шептал на ухо «Карамельке». Возможно, он обсуждал съемки Наташи на «Мосфильме» и будущий дебют в кино.

Алена Свиридова млела от жары. Она родилась в Крыму и в московскую стужу болеет душою…

Артем Троицкий обсуждал какой-то проект с Борисом Зосимовым, руководителем «Биз Интерпрайзис»… Зосимов на этот раз был без красавицы дочки… И Троицкий, как всегда, сам по себе.

Расслабившись, кто-то закурил «Беломор». И это вызвало у окружающих бурю негодования, особенно у Юрия Антонова, всегда нежно благоухающего. Стали искать виновника распространяемой вони. На что Моргунова заметила, что она знает одного человека, который «садит» «Беломорканал», — это Володя Молчанов. «Он что, туда «травку» набивает?» — заинтересовался Антонов.

За исключением этого несветского казуса все было изысканно и камерно. Народ не толкался и не носился, как на свадьбе Табакова. Квартир, правда, не дарили. У Айзеншписа и так шикарные апартаменты. Дарили аудио- и видеоаппаратуру, одежду от модных кутюрье… «Светская хроника» преподнесла сувенирные кружки с логотипом «Комсомолки», чтобы Юрий со своей молодой женой Леной и подрастающим сыном Мишей оттягивались чайком… В еще более камерной обстановке.

И я там был. мед-пиво пил. По усам текло…

Просмотр

 

Виктор Цой. Его смерть — трагическая случайность или спланированная казнь?

Виктор Цой
Виктор Цой

Цой жив! — этим словам уже почти 30 лет. Они родились 15 августа 1990 года — в тот день, когда Виктора Цоя не стало. Ему было всего 28. По нынешним временам — совсем пацан, мальчишка. Но этот мальчишка ко дню своей преждевременной гибели был кумиром миллионов. Главная звезда советского рока! Тот, за кем в конце 80-х все молодые кричали: «Перемен требуют наши сердца!» И эти же молодые тем черным днем 15 августа просто не могли поверить — как?! Как он мог их бросить — уйти навсегда, умереть?! Были те, кто не поверил. И до сих пор ходят легенды: Цой на самом деле жив. Он просто изобразил смерть, чтобы сбежать от бешеной популярности, которая мешала ему жить. И до сих пор обитает то ли в Японии, то ли в Лондоне… Пишет песни и представляет их публике под разными псевдонимами. Фантастика, конечно же. Но зато какая прекрасная! Гораздо страшнее и жестче другая версия на тему того, что стряслось тем августом-1990.

— Витя погиб не сам. Его убили, — об этом с пугающей периодичностью снова и снова говорят те, кто его знал, кто ему поклонялся, кто его любил…

В то лето Виктор отдыхал в Латвии. Утром 15 августа возвращался с рыбалки на своем «Москвиче». Трезвый. На трассе уснул за рулем. На бешеной скорости вылетел на встречку. А там — междугородний «Икарус». Столкновение с огромным автобусом было неизбежно. Цой погиб на месте. Это официальная версия трагедии. Но остались вопросы. Как можно уснуть за рулем машины, которая несется на скорости под 150 км/ч? «Москвич» же не ракета — его при таком разгоне колбасит так, что все дрожит и гудит. Значит не уснул. Значит, или отказали тормоза, или Цою кто-то помог влететь под «Икарус». Некая машина, которая его прижала и выгнала на встречную полосу. Но кто мог стать палачом? Ради какой черной цели он взял на душу самый страшный из всех смертных грехов — убийство?

…Витя родился летом 1962-го в Ленинграде. Рос талантливым художником, в училище изобразительному искусству обучался. Да только выгнали. За неуды. И тогда Цой пошел в ПТУ получать специальность «резчик по дереву».

— Пэтэушник с папироской! — так называют его в фильме «Лето» Кирилла Серебренникова. Кино как раз о тех временах, когда вышел из подполья ленинградский рок. И принял в свои ряды 19-летнего Цоя. Ведь тот был не только художником. Еще и музыкант, композитор, поэт — Виктор писал песни и верил в них безоговорочно. Вера его не подвела. К концу
80-х нет в СССР громче славы, чем у Цоя и его группы «Кино». Казалось, взмахни он гитарой перед огромным стадионом, и всё. Те, кто ревут от восторга при первых же аккордах его песен, пойдут за ним. В революцию. Сметут все старое на пути. И потребуют перемен. Может, потому некоторые биографы Виктора уверяют — его убил КГБ. Чекисты просто побоялись бунта. И потому убрали его потенциального лидера — совершили над ним расправу на пустынной латвийской трассе. Логичная версия. Но не слишком убедительная. В 1990-м и без Цоя бунтарей хватало. Советский Союз и так летел в тартарары. Его уже поздно было спасать. И это понимали все. А тем более чекисты, допущенные к главным государственным тайнам. Так какой им резон убивать рок-певца? Никакого…

Виктор Цой
Виктор Цой

Но если не КГБ, тогда кто казнил Виктора?

— Его продюсер — Юрий Айзеншпис, — уверяют другие исследователи той давней трагедии. Для многих поклонников Цоя этот человек сравни демону! Мол, именно он превратил «Кино» в дешевую попсу, пытаясь выколотить из популярности группы максимум бабла! К тому же прошлое у Айзеншписа — мутное. 18 лет отсидел за валюту. Связан с криминалом — бандитами, наркодилерами и еще черт знает с кем! И этот «демон» в 1989-м берет под свою опеку Цоя. Дарит ему тот самый «Москвич», на котором Виктор и разобьется меньше чем через год. Все сходится? Продюсер подстроил гибель рок-певца, чтобы на его посмертной славе огрести миллионы…

Сам Юрий эти обвинения игнорировал. И следователи по делу смерти Цоя Айзеншписа не слишком донимали. Они не нашли ни одного факта, который бы доказывал причастность продюсера к той аварии. А ныне он тем более не может оправдаться. Ведь умер в 2005-м от инфаркта. И его тайна (если она была) умерла вместе с ним…

— Но если не сам Айзеншпис, то преступление совершили бандиты, с которыми он был связан! — еще одна популярная версия смерти Цоя.

Виктор Цой и Юрий Айзеншпис
Виктор Цой и Юрий Айзеншпис

В конце 80-х «Кино» благодаря Айзеншпису давало по три концерта в день. А это деньги. Даже не деньги — деньжищи! Сплетничали, что после гастролей Юрий с Виктором их таскали мешками. А там, где такое богатство, всегда криминал. Говорили, что Цою угрожали, требовали откат за «крышу». Даже грозились похитить его маленького сына. Но Виктора трудно было напугать. Он же звезда! Кумир миллионов! Кто осмелится поднять на него руку? Бандиты осмелились — они догнали и подрезали его на той трассе. Наказали за «жадность» и несговорчивость. Чтоб другим неповадно было… По слухам, именно эту версию всерьез и отрабатывало следствие. Да не успело отработать. Через год случился путч, потом рухнул СССР. И стало уже не до поисков убийц Виктора. Перемены, о которых Цой так страстно пел в «Ассе», случились. Вот только ему в новой жизни уже не было места. Он умер. И что оставил после себя? Песни, которые сегодня поют те, кто родился уже после смерти рок-кумира. Картины, стихи… А еще сына Александра, который сегодня почти закрыт от публики. Он устал от постоянных сравнений с легендарным отцом и вечных расспросов о личной жизни Виктора. Да что Саша может помнить?! Когда папа погиб, ему было всего пять. И Цой к тому времени уже года три не жил с Сашиной мамой — Марьяной. Певец уехал покорять Москву. А семья осталась его ждать в Ленинграде. Не дождалась. Виктор полюбил другую — журналистку Наташу Разлогову. С ней и прожил остаток своих дней. Но сына не бросил — навещал, брал с собой на отдых.

— Как жалко, что папа так рано умер! — говорил Саша лет в 15. Тогда, по малолетству, он еще общался с прессой. А потом перестал. Заявил лишь:

— Фамилия отца для меня, как проклятие! А я хочу жить своей жизнью!

Александр не верит в слова: «Цой жив!» Был бы жив — обязательно подал бы весточку. Ведь любил своего единственного сына! И в версиях смерти отца наследник копаться не желает. Зачем? Все равно Виктора не вернуть…