Водораздел

Авторы:-
Издание:Смена
Дата (номер):1987. - 22 декабря
Размещено:31 июля 2016

С того злополучного концерта рок-группы «Алиса» в «Юбилейном» прошёл месяц. Наша корреспонденция от 22 ноября носила репортерский характер, безо всякой претензии на разбор творческих удач и просчётов группы, популярной среди части подростков…

6 декабря «Смена» опубликовала пять мнений по поводу фактов, изложенных в репортаже. Было высказано как коллективное, так и частное отношение к событиям того вечера. Помещено письмо солиста группы. В них даются различные оценки происшедшего. В какой-то мере анализируются причины возникшего инцидента. Что-то признается, что-то отвергается. Есть дельные предложения для организаторов выступлений рок-групп.

Неожиданно для нас состоялся своеобразный «третий» раунд во время телепередачи «Общественное мнение». Это несколько озадачило и поставило новые вопросы для раздумий.

Мы же, чтобы расставить акценты в возникшей ситуации, проанализировать влияние рок-движения на подростков и небольшую часть молодёжи, в этом заключительном материале будем использовать письма читателей с небольшими редакционными комментариями.

Выбор позиции остается за читателем.

Было — не было?

Итак, письма…

«Весь шабаш», о котором вы пишете в своей статье, я видел своими глазами. Не знаю, много ли пользы приносят подобные концерты, где солист выкрикивает «Хайль Гитлер!», призывает не выполнять свой интернациональный долг в Афганистане. Вообще ведёт себя очень вызывающе, даже, сказал бы, непотребно для сцены. Мастер ПТУ В. Андреев».

«…кто-то может подумать, что песня на самом деле профашистская. А песенка посвящена «иностранцам, которые присутствуют на этом концерте, ментам и прочим гадам». Бог с ними, с иностранцами. Если обиделись, пусть подают в суд… Владимир Леонов, Андрей Брусилин».

«Я отношусь с уважением к таланту К. Кинчева-поэта и К. Кинчева-музыканта и слежу за его творчеством. Всё случившееся вызвано творческим кризисом К. Кинчева. Поэтому он стремился возбудить к себе острый интерес, создать вокруг своего имени атмосферу скандала, что вознесло бы его на пьедестал мученика и удвоило бы количество его поклонников среди бунтующей молодежи. Ирина Греева».

«Когда я попал в зал, я, по чести сказать, был несколько ошеломлён и шокирован не столько музыкой, сколько сотнями вскидывающихся в одном движении рук. Это действительно напоминало Германию 1939 г., если бы вдобавок ко всему рука была бы вытянута с прямой ладонью, а не с «металлической козой»… Теперь о поведении в зале. Да, толпа бесновалась. Да, вспыхивали драки. Я насчитал их штуки четыре. Да, особенно «зафанатевшие» лезли на помост со «звёздами». И какой-то придурок,.. качался над толпой на канате, задевая своими кирзовыми сапогами головы стоящих… Что касается слов «Хайль Гитлер!», то я лично их не слышал, но утверждать на сто процентов, что они не были сказаны, не могу. Было очень шумно. Слова «Мой фюрер, я — антифашист!» — слышал отчетливо. Михаил Годин».

23 автора из 83 писем (всего поступило 173 письма) в редакцию, представляясь поклонниками «Алисы», признают, что в той или иной форме в зале пронеслось «Хайль Гитлер!». Два письма повествуют и о другой фразе, которая тоже из несимпатичных для нашего слуха: «Вы скажите, что за поза, вы, батенька, максималист! Я отвечу вам: «Что вы, мой фюрер, просто антифашист!». По-разному можно трактовать такие обращения: лозунг не лозунг, призыв не призыв, пропаганда не пропаганда. И если в первом случае была допущена излишняя категоричность, что подтверждает запись на пленке 17 ноября, то слова «мой фюрер» вызывает недоумение. Речь идет не об утверждении чего-то надуманного или стремление выдать желаемое за действительное, а скорее об эмоциональной окраске и политическом характере строчек песни. Кстати, корреспондент в материале «Алиса» с косой чёлкой» просто рассказал о том, что увидел и услышал. Об этом же говорят и «фанаты» в своих письмах. Почему же некоторой части людей, пришедших на концерт, все же послышалась первая фраза, с которой начинается корреспонденция журналиста? Видимо, есть необходимость разобраться техническим экспертам и специалистам-акустикам.

Но услышанная (пусть и небольшой частью людей) «здравиц» и притяжательное местоимение «мой», согласитесь, все же несут негативную окраску, против духа которых читатели, приславшие нам письма, выразили свой протест. Словом, дыма без огня не бывает. Если же учесть, что эти песни начинались после реплик Кинчева типа «режим давит», то, согласитесь, такое выступление иначе как провокацией не назовёшь.

Теперь по поводу обращения к иностранным гостям в зале «Юбилейный». Среди них были и представители братского болгарского народа. Каково же им было слушать ругательные слова и в свой адрес от обиженного Кинчева, назвавшего себя «антифашистом», чуть позднее вспомнившего о болгарских корнях своего рода. Что-то в понятиях солиста сдвинуто. А напомнить стоит, что антифашист — прежде всего интернационалист. Где бы он ни был…