Рок-революция — 87

В результате опроса черноголовской аудитории проявилась некая высшая справедливость: НАУТИЛУС оказался первым в графе «Лучшая группа фестиваля», а ДДТ — первым в хит-параде «лучших песен советского рока», третьего ёжика с гитарой увез НОЛЬ.

Интересно, что в анкетах совершенно не нашлось места ни для «Землян», ни для Ю. Антонова. Даже «Московский комсомолец» вынужден был признать, что данные Черноголовки должны по-новому ориентировать «руководителей филармоний, «Мелодии», радио и ТВ». (Липатов А. Подтверждение прогнозов. Комментарий «ЗД». Московский комсомолец, 9.07.1987.) Впрочем, «МК» тогда имитировали игру на левом фланге: то ли рок-лаборатория всерьез обидела Шавырина, то ли он оказался хитрее, чем коллеги по жанру.

С весны «Звуковая дорожка» публикует статьи о ДДТ, НАУТИЛУСЕ, АЛИСЕ, ОБЛАЧНОМ КРАЕ, в том числе сочинения «подпольных журналистов». (Марьина Н., Ильин С. Северная легенда. Московский комсомолец. 15.05.87; Ильин С., Марьина Н. Не трогайте небо. Там же. 30.07.87; Правдин С. Современный фольклор ВЕСЕЛЫХ КАРТИНОК. Там же. 4.10.87.) Правда, под псевдонимами — печатать их под собственными именами запрещал горком. Тогда мы лицемерно убеждали себя и других, что новый союзник «Урлайта» «перевоспитался», хотя вряд ли верили в это сами. Естественно, он предал нас довольно скоро — но к тому времени уже успел затесаться в самые радикальные круги рок-движения в качестве «своего». Наше сотрудничество с «Дорожкой» ничем не отличалось от «творческого альянса» рок-музыкантов с «Миражом» в одной концертной программе.

Артур Гильдебрандт, администратор НИИ КОСМЕТИКИ, задетый в одной из статей Б. Земцова, подал в суд. Все лето это дело, собиравшее в здании суда живописную толпу рокеров, бесконечно откладывалось из-за неявки ответчика. Ровно за день до заседания, на которое тот все же соблаговолил явиться (несмотря на занятость у себя в ЦК), та же «Комсомолка» напечатала еше одно его произведение «Кто поет с чужого голоса». (Земцов Б. Кто поет с чужого голоса. Комсомольская правда. 16.09.87.) В поведении главного редактора т. Селезнева прослеживалась опасная целеустремленность (чуть было не сказал — маниакальность). Свидетелями со стороны Земцова оказались трое, в том числе методист из НМЦ и А. Троицкий. Они дружно подтвердили, что содержание статьи соответствует действительности. И хотя в ходе опроса выяснилось, что ни Троицкий, ни методист вообще не знают человека, о котором идет речь в статье, а их третий коллега не в состоянии привести хоть один пример причастности истца к подпольной незаконной деятельности, судья Н. Троицкая приняла справедливейшее решение в пользу референта ЦК комсомола.

Под впечатлением такой справедливости КОСМЕТИКА изготовила совершенно запредельный цикл «Военно-половой роман» с добавлениями специально про комсомол и его оборонно-массовую работу.

Прапор тетя Паша, хоть с вами я жил —
Но четыре наряда в вашей спальне выше моих сил.

пел Мефодий в своем сельском клубе, пока его не уволили из заведующих.

В июле фестивальный эпицентр переместился в Ригу. Тамошнее телевидение как раз к фестивалю выпустило передачу о рок-клубе вполне в духе «Кто поет с чужого голоса» доказав, что новая школа журналистики (та что берет начало с репортажей о процессе «Промпартии») всюду дает одинаковые плоды. Специфический балтийский привкус сотоял в том, чтобы противопоставить латышам — русских музыкантов. И «клубмены» еще не чувствовали всей опасности новой тактики бюрократии.

ДК заполняла та самая шипастая кожаная братия которую Ю. Подниекс продемонстировал в «Легко ли быть молодым?» Но интереснее всего было наблюдать, как организован фестиваль. На глазах у всех рок-клубовские дружинники отловили и вывели группу молодых людей, проникших в ДК через окно столовой. Этот инцидент вызвал споры и протесты, особенно со стороны анархических гостей из Питера.

— Пусть обижаются сами на себя, — отвечал командир самообороны. — Чем они лучше других? Им жалко полтора рубля за билет, а тот, кто заплатил, должен из-за них стоять?

На всякий случай напомню, что для ленинградских и московских тусовщиков ходить на концерты без билета считалось делом чести. Рига сразу показала, что такое дисциплина.

А утром второго фестивального дня Яхимович с Городянским повстречали у вокзала трех панков из Харькова, которым некуда было податься — и услышав, как те поют, с ходу вписали их в программу под названием РАЗНЫЕ ЛЮДИ (экспромт). Надо сказать, что пронзительная искренность песни: «Россия, где твоя вера?» произвела настолько сильное впечатление, что РАЗНЫЕ ЛЮДИ заняли второе место, уступив только ЧАЙ-Фу. Я называю места не ради протокола, а чтобы показать реальный, не искаженный чьими-то коммерческими интересами табель о рангах советского рока в первый год, когда он открылся миру.

Отметили гости рижского фестиваля и еще одно любопытное явление: ансамбль явно эстрадного вида (оказалось, что из ресторана), исполнял очень неискренние, но остро-социальные песни в манере «Малиновки». Тогда казалось, что это даже неплохо: мы их перевоспитываем.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *